angle-down facebook instagram vkontakte warning

Сонаты Бетховена часть 2: #21, #23, #29

Соната #29 «Хаммерклавир»

Соната #29 — одно из самых сложных для исполнения произведений Бетховена, целью которого было показать возможности нового для того времени инструмента.

Это часть интерактивных уроков, подготовленных образовательной платформой Level One в сотрудничестве с крупнейшими российскими экспертами.
Еще 500 уроков по 15 направлениям, от истории и архитектуры до здоровья и кулинарии на levelvan.ru/plus
посмотреть все уроки
Автор урока
Денис Великжанин
Музыкальный критик, искусствовед, член союза композиторов России

🎹 Соната №29 в си-бемоль мажоре «Хаммерклавир» — одна из известнейших сонат Бетховена, была написана в период с 1817 по 1819 год. Ее название первоначально было длиннее, она называлась «Большая соната для хаммерклавира» — клавира с молоточками. Это был достаточно новый вид фортепиано того времени. Он имел более широкие выразительные возможности и больший диапазон, чем фортепиано прежних поколений. У Моцарта, к примеру, нет сверхнизких и сверхвысоких нот, которые доступны нам сейчас, потому что диапазон инструмента того времени был меньше.

💪 Бетховен стремился в этой сонате показать все возможности нового инструмента, прекрасно осознавая, что она доставит пианистам много трудностей и в репертуар войдет не сразу. Первый раз публично соната была исполнена Ференцем Листом в 1836 году уже после смерти Бетховена. В середине 19 века она еще вызывала споры, но к концу 19 столетия противников этой сонаты не осталось, ее начали называть симфонией для фортепиано. Масштаб и широта мысли, изобретательность и эффектность этой музыки поражали и продолжают поражать слушателей и исполнителей.

🎼 Кроме того, что произведение во всей красе демонстрирует возможности совершенно нового инструмента, соната полностью отвечает принципу многообразия на основе единства, который был сформулирован Гете и описывал суть сонаты. Это не несколько контрастных движений, а именно органическое целое, которое растет естественно, как дерево.

🎭 Есть эмоциональная трактовка сонаты, об этом писал Ромен Роллан, прекрасно известный советскому читателю. В сонате он видит борьбу. Первая часть — это борьба сильных и слабых сторон души, в которой побеждает воля. Скерцо, вторая часть — это попытка уйти из этого противоборства. В третьей части он находит диалог души с фатумом, некоторые религиозные коннотации, поиски выхода из борьбы. И радостное воссоединение с божеством в молитве в финале произведения.

🔴 В Советском Союзе такая трактовка эмоционального содержания сонаты была не принята, для его народа Бетховен был в первую очередь революционер, а потом уже живой человек. В те годы Роллана критиковали за религиозность и за то, что он не находил в этой сонате объективного мира вещей. На самом деле, каждый такт сонаты имеет чувство, и это чувство замечательно считывается.

🎼 Композиция сонаты связана с восходящей и нисходящей терцией — это такой интервал, который содержит в себе два тона, об этом мы будем говорить в теме о музыкальной теории. Сразу вспоминается Ромен Роллан, который видел в сонате религиозный смысл выхода из бурь мира в утешение веры. Три — это троица, Бог Отец, Бог Сын и Дух Святой, который в католической традиции исходит от них обоих. Здесь вполне можно и поверить в его трактовку.

🗣 В разговорах о музыке у нас как бы исчезает истина и формальные вещи, о которых мы говорим: устройство, тема, тональный план, строение частей — это то, что мы имеем, но это не объясняет всего. Почему эта музыка спустя двести лет вызывает восторг, а современниками она была не понята? Все объяснения, почему классическая музыка так нам интересна, строятся на эмоциональной вовлеченности, когда кто-то пишет или рассказывает, и интерес человека завлекает вас в изучение этой темы. Но эти объяснения не дают ответ на насущные вопросы, а в отношении музыки не факт, что можно дать описание словами. Оно будет более-менее точным, но не исчерпывающим.

🎢 В изучении музыки мы постоянно выхватываем фрагменты знаний, но взойти до эйдоса (здесь говорится о книге А. Ф. Лосева) можем только, опираясь на эти знания. Все, что говорится о музыке нельзя воспринимать, как истину в последней инстанции. Желание приобщиться к искусству нужно воспринимать, как познание одной из частей огромного знания, и мы не можем знать открылось ли оно кому-нибудь полностью. Люди прошлого, говоря о музыке испытывали похожие проблемы. Это — проблемы, которые вытекают из устройства нашего языка. Вот говорит человек «дом» и имеет в виду определенный дом. Кто-то представит избушку, кто-то хрущевку, а кто-то двухэтажный коттедж.

💫 Наше восприятие очень относительно, и в разговорах о музыке мы можем опираться на наши чувства и эмоции во время прослушивания, а также на ту информацию, которая есть у нас из истории.

Телеграм-канал
Level One

Вдохновляющие посты, новые запуски и подарки только для подписчиков

подписаться

🎷 Соната №29 «Хаммерклавир» начинается с торжественных аккордов, которые как бы отталкиваются от си-бемоля контроктавы и повторяются дважды с разницей в терцию — второе повторение на терцию выше. Дальше этот же мотив дан в контрапунктическом изложении (00:04). Он доходит до кульминации (00:20), после которой мотив начинает меняться — звучат менее плотные аккорды, и музыка как бы продолжает свое движение.

🎹 Звучит повторение вступления (00:44), но вторая группа аккордов звучит иначе — переходит в другую тональность. Начинается медленная подготовка вступления второй темы. Этот сложный переход содержит в себе элементы развития — берутся какие-то части из того, что мы уже слышали, и им дается другое продолжение. Это помогает слушателю взглянуть на них с другой стороны.

🎼 Начинается вторая тема (01:51). Если характер первой можно было назвать героическим, вторая имеет лирический. Ромен Роллан воспринимал первую тему как светлую сторону души, а вторую как темную, но, слушая сонату, трудно назвать вторую тему темной. Мы слышим отзвук начала (02:16), который может получить два продолжения. Первый раз идет повтор всего, что мы слышали раньше, и когда он заканчивается (04:44), начинается развитие. Слышны отголоски второй темы, потом первой (04:58). Музыка будто задумывается, куда ей идти дальше.

🌸 Начинается очаровательная фугетта (05:06). Мы слышим уже подлинную полифонию, подлинный контрапункт, который развивается из полифонического звучания с небольшими контрапунктическими элементами из начала сонаты. После развернутой фугетты идет переход (06:10), который похож на то, что мы слышали перед второй темой, за ним звучит вторая тема в другой тональности. Каноном вступает отголосок первой темы (06:25). Звучит повторение первой как бы полифонии (06:40) — нам показали развитие, теперь повторяется та часть, из которой оно получилось. Тема, которая дала движение и выход дальше, здесь снова становится проводником куда-то еще. Тема меняет тональность, гармония становится странной, мы слышим ее продолжение — то же самое, что слышали в первой части, снова вступление (07:29), но уже не в си-бемоль мажоре, а в си миноре.

💫 Вторая тема повторяется в другой тональности (08:49), и начинается кода (09:19), как бы сшитая из частей первой темы. Музыка этой части очень наполнена — дело не только в сложности устройства или гармонии, а в том, что она кажется чрезвычайно глубокой по содержанию. Если внимательно послушать эту часть, может создаться впечатление, что мы прочитали главу большого романа. Так заканчивается первая часть сонаты №29, давайте послушаем ее.

→ Людвиг ван Бетховен. Соната №29 «Хаммерклавир»
Аудиопример
⏱ Время прослушивания: 9 минут (00:00–09:40)

🎢 Вторая часть сонаты №29 — скерцо (10:15) построена так же на терцовых скачках, на ней останавливаться подробно мы не будем. Скерцо состоит из двух тем — это терцовые скачки и плавная мелодия октавами (10:57). Сначала мелодия проводится в правой руке, потом в левой, аккомпанемент и мелодия меняются местами.

🧔🏻Заканчивается скерцо, начинается престо восьмыми, которые через паузы звучат в октаву. Это очень суровая, мужественная мелодия. Потом появляются аккорды, примерно, как в «Картинках с выставки» Мусоргского: сначала мелодия проводится одноголосно, потом вступают аккорды. После каденции (11:39) снова звучит первая тема скерцо, за ней небольшая изящная каденция (12:36), которая предваряет начало большого адажио.

🎹 Начало этого адажио находится в числе самой трагичной музыки, которую написал Бетховен. Начинается оно с плотных аккордов (12:44), которые мы слышали в первой части, но здесь они приобретают совершенно другое звучание и погружают нас в атмосферу скорби и трагической безысходности. Что еще в таких обстоятельствах делать, если не обращаться к высшим силам как сделал Ромен Роллан. Переход ко второй группе тем (15:14) звучит с искренностью и непосредственностью, хотя сопровождение ее очень замысловато, какие-то каденции напоминают Шопена (15:56).

🎼 Начинается вторая группа тем (16:43), где первая тема — это успокаивающие, убаюкивающие октавы и рокот аккомпанемента в басу. Во второй теме начинается восходящее движение. Во всей этой сложности появляются четыре голоса (17:25) — по два в каждой руке, их надо сыграть так, чтобы был лучше слышен верхний, но при этом они составляли единство не только с точки зрения метронома, когда клавиши нажимаются вовремя и находятся в единстве, но одновременно были различимы. Игорю Левиту это удается, как удается и всем большим пианистам.

⚡️ Третья тема начинается (18:25), когда мы уже соскучились по большим аккордам. Несмотря на звуковую наполненность и благородство звучания, эта тема совершенно прозрачная, светлая, ясная. Начинается разработка, где все, что мы слышали раньше усложняется или развивается по-новому (19:27). Дальше идет якобы повтор (20:17), но на самом деле это полномасштабное развитие и все удивительно органично сплавляется в единое целое.

💫 Невозможно не удивиться безграничности бетховенской фантазии и мощности разума, который эту фантазию может вовремя ограничить. Фантазия — это прекрасно, но в сонатах и произведениях с формой нельзя уходить слишком далеко, иначе форма распадется. У Листа есть такая черта — он очень многословен, и то, что можно сказать в 50 тактах, он говорит в 350. Бетховена чувство меры и изменения живой музыкальной материи никогда не покидает. Давайте послушаем.

→ Людвиг ван Бетховен. Соната №29 «Хаммерклавир»
Аудиопример
⏱ Время прослушивания: 20 минут (10:15-29:52)

🎹 Третья часть начинается с ларго (29:52), в котором мы слышим отзвуки первой темы — скачки по клавиатуре, аккорды и что-то из адажио. Через каденцию мы приходим к темпу аллегро (31:06). Оно занимает совсем немного времени и быстрые волны наталкиваются на неторопливые аккорды (31:20). Уже по такому вступлению мы чувствуем, что впереди нас ждет какая-то цветущая сложность. Постепенно эта удивительная музыкальная машина, а ее можно сравнить с механизмом, где все работает слаженно, продолжает свое движение и начинается вторая часть третьей части — аллегро ризолюто. Нам дается первая тема практически в одноголосном изложении, потому что нас ждет фуга — часть принятой формы. Бетховен дает составляющие элементы, делает из них тему, а из темы уже создает фугу.

🎻 Появляется новая тема (34:07) и успевает получить совсем небольшое развитие, когда снова вступает тема фуги, только в более медленном изложении (34:21), это называется аугментация — один из принципов, который относится к старинной музыке, как и фуга. Вдруг появляется начало темы, хотя тема фуги обычно проводится в конце, — это скачок и трель (34:49). Но потом снова происходит возвращение ко второй теме (34:57). Дальше начинается удивительная вещь: мы слышим что-то напоминающее первую тему (35:34), если не посмотреть в ноты, то можно принять ее за еще одну новую тему, которой Бетховен решил разнообразить фугу. Оказывается, что это перевернутая первая тема, тоже прием из старинной музыки, называется ракоход.

🎢 Движение продолжается (37:20), но из первой темы выделяется пассаж с трелью — это один из сложнейших моментов в этой сонате. Дальше мы слышим третью тему — хорал (37:41). Здесь мы снова вспоминаем Роллана, ведь религиозные темы были подняты им совершенно не безосновательно, для последней части Бетховен берет старую форму, которая пришла к нам из времени, когда вся музыка была церковной. Снова звучит первая тема (38:28).

🎉 Начинается кульминация сонаты (38:44) — мы возвращаемся к родной тональности, кажется, что вот-вот она закончится, но дальше Бетховен начинает фугу заново (39:32). Впечатляющая каденция вступает и как бы сращивает трель, скачок и аккорды, с которых начиналась соната, она как будто закругляется (40:59). Весь конец четвертой части выстроен таким образом, что постоянно что-то происходит не так, это своего рода игра с ожиданиями образованного слушателя. Такой эффект потери музыкального пространства, много трелей вместе со скачком производят ударное впечатление и такого рода эффект, что начинаешь теряться в рябящей музыкальной ткани. Давайте послушаем сонату до конца.

→ Людвиг ван Бетховен. Соната №29 «Хаммерклавир»
Аудиопример
⏱ Время прослушивания: 11 минут (29:52-41:20)

курс Level One
Как устроена музыка

Курс из 5 лекций, который поможет взглянуть на музыку с научной точки зрения. Дадим ответы на «простые вопросы»: как устроены ноты, аккорды и тональности и почему одна музыка нам нравится, а другая — вызывает дискомфорт. А заодно поймем, что общего у Пифагора, Баха и Моргенштерна, и какой будет музыка будущего.

Сегодня можно купить со скидкой 50%
3500₽ 1750₽
подробнее о курсе
образовательный проект level one
Начните разбираться
в сложных
темах
с самыми вдохновляющими экспертами
Только проверенные лекторы
23 тысячи отзывов
на лекции и практикумы
Вам понравится
4,9 из 5,0
средний рейтинг лекции
Есть из чего выбрать
До 10 разных
вебинаров в день
;