angle-down facebook instagram vkontakte warning

«Ревизор» Николая Гоголя

Ложь Хлестакова и ее механизмы

Гоголю важно показать в Хлестакове человека, который сам постепенно начинает верить в реальность, которую создают для него другие. Давайте подробнее поговорим об этом герое: выясним, как он преподносит ложь и почему ему постоянно верят.

Это часть интерактивных уроков, подготовленных образовательной платформой Level One в сотрудничестве с крупнейшими российскими экспертами.
Еще 500 уроков по 15 направлениям, от истории и архитектуры до здоровья и кулинарии на levelvan.ru/plus
посмотреть все уроки
Автор урока
Александра Котовская
Переводчик, филолог-литературовед, лауреат престижных премий в области литературы и просвещения, в том числе именных стипендий им. А. И. Солженицына и А. Вознесенского

🌀 Комедия построена по принципу стимул-реакция. Бобчинский и Добчинский сами нашли Хлестакова в уездной гостинице, вывели его в свет, наделили всеми необходимыми для такой фигуры качествами. Они дали ему стимул вести себя именно так, а он отыгрывал и обеспечивал им ожидаемую реакцию. Хлестаков вписался в созданный контекст: он давал то, чего от него хотели.

🤥 Глупо обвинять Хлестакова во лжи — он отреагировал на ту потребность, которая была у всех героев в первой сцене. Они не желали действительно изменять жизнь в этом уездном городе, а хотели пустить пыль в глаза ревизору, а Хлестаков — лишь часть той самой легенды, которую жители уездного городка создали для себя сами.

👤 Хлестаков представляется зрителю не сразу: мы начинаем его видеть с начала второго действия и то, после большой сцены с его слугой — Осипом.

🤤 Чувство голода побудило Хлестакова действовать. Когда Бобчинский и Добчинский застают Хлестакова в захудалой уездной гостинице, ему очень хочется есть, а денег нет. Бедного Хлестакова чувство голода мучает все начало второго действия: он, как генералы у Салтыкова, реализуется через желудок.

🗣 «Ужасно как хочется есть! Так немножко прошелся, думал, не пройдет ли аппетит, — нет, черт возьми, не проходит. Да, если б в Пензе я не покутил, стало бы денег доехать домой. Пехотный капитан сильно поддел меня: штосы удивительно, бестия, срезывает. Всего каких-нибудь четверть часа посидел — и все обобрал. А при всем том страх хотелось бы с ним еще раз сразиться. Случай только не привел. Какой скверный городишко! В овошенных лавках ничего не дают в долг. Это уж просто подло. Никто не хочет идти».

🧥 Хлестаков из Петербурга и на нем модный костюм — этого оказывается достаточно для того, чтобы посчитать его проверяющим из столицы и раздуть шумиху. Это значит, что если бы он решился продать хоть что-нибудь из своего платья, например, штаны, Бобчинский и Добчинский могли не посчитать его ревизором.

🗣 «Это скверно, однако ж, если он совсем ничего не даст есть. Так хочется, как еще никогда не хотелось. Разве из платья что-нибудь пустить в оборот? Штаны, что ли, продать? Нет, уж лучше поголодать, да приехать домой в петербургском костюме. Жаль, что Иохим не дал напрокат кареты, а хорошо бы, черт побери, приехать домой в карете, подкатить этаким чертом к какому-нибудь соседу-помещику под крыльцо, с фонарями, а Осипа сзади, одеть в ливрею».

◼️ Хлестаков абсолютная пустота: он наполняется эмоциями и переживаниями среды, в которой крутится, поэтому так легко вписался в предложенный жителями уездного городка контекст.

🏔 Пик его вранья приходится на VI явление III действия в обществе Анны Андреевны и Марьи Антоновны — жены и дочери городничего, когда они принимают Хлестакова у себя в доме:

«Анна Андреевна. Я живу в деревне...

Хлестаков. Да деревня, впрочем, тоже имеет свои пригорки, ручейки... Ну, конечно, кто же сравнит с Петербургом! Эх, Петербург! что за жизнь, право! Вы, может быть, думаете, что я только переписываю; нет, начальник отделения со мной на дружеской ноге. Этак ударит по плечу: „Приходи, братец, обедать!”. Я только на две минуты захожу в департамент, с тем только, чтобы сказать: „Это вот так, это вот так!”. А там уж чиновник для письма, этакая крыса, пером только — тр, тр... пошел писать. Хотели было даже меня коллежским асессором сделать, да, думаю, зачем. И сторож летит еще на лестнице за мною со щеткою: „Позвольте, Иван Александрович, я вам, говорит, сапоги почищу”. (Городничему.) Что вы, господа, стоите? Пожалуйста, садитесь!».

💨 Кем на самом деле является Хлестаков снова раскрывает «миражная интрига». В этом эпизоде он все про себя рассказал и показал себя как ту департаментскую крысу, которая «пером — тр, тр».

🌊 Но никто не видит этой крупинки правды в океане лжи. Это классический манипулятивный прием, который Гоголь гениально обращает в свою пользу. Как заставить поверить в правдивость происходящего? Нужно дать совсем немного правдивой информации и залить ее огромным количеством лжи: тогда человек поверит.

📈 Со временем Хлестаков начинает упиваться собственной ложью и вранье начинает нарастать. «Я не люблю церемонии. Напротив, я даже стараюсь всегда проскользнуть незаметно». Здесь он говорит правду: он всегда старается проскользнуть незаметно, потому что он та самая серая крыса с пером.

😓 Но дальше эта крупица истины окружается нескончаемой ложью: «Но никак нельзя скрыться, никак нельзя! Только выйду куда-нибудь, уж и говорят: „Вон, говорят, Иван Александрович идет!”. А один раз меня приняли даже за главнокомандующего: солдаты выскочили из гауптвахты и сделали ружьем. После уже офицер, который мне очень знаком, говорит мне: „Ну, братец, мы тебя совершенно приняли за главнокомандующего”».

🤏 Ложь нарастает, но в ней всегда остается толика правды. «С хорошенькими актрисами знаком. Я ведь тоже разные водевильчики... Литераторов часто вижу. С Пушкиным на дружеской ноге. Бывало, часто говорю ему: „Ну что, брат Пушкин?” — „Да так, брат, — отвечает, бывало, — так как-то все...”. Большой оригинал». Здесь тоже есть, например, элемент правды: он, скорее всего, знаком с хорошенькими актрисами и даже водевили, может быть, смотрел, а вот знакомство с Пушкиным и литераторами — очень маловероятно.

Телеграм-канал
Level One

Вдохновляющие посты, новые запуски и подарки только для подписчиков

подписаться

Вернемся к диалогу между Анной Андреевной и Хлестаковым, который начали разбирать ранее:

🗣 «Анна Андреевна: Так вы и пишете? Как это должно быть приятно сочинителю! Вы, верно, и в журналы помещаете?

Хлестаков: Да, и в журналы помещаю. Моих, впрочем, много есть сочинений: „Женитьба Фигаро”, „Роберт-Дьявол”, „Норма”. Уж и названий даже не помню. И все случаем: я не хотел писать, но театральная дирекция говорит: „Пожалуйста, братец, напиши что-нибудь”. Думаю себе: „Пожалуй, изволь, братец!”. И тут же в один вечер, кажется, все написал, всех изумил. У меня легкость необыкновенная в мыслях. Все это, что было под именем барона Брамбеуса, „Фрегат Надежды” и „Московский телеграф”... все это я написал».

🧠 У Хлестакова действительно необыкновенная легкость в мыслях — это правда. У него мысль пустая, как и весь он. Большая часть того, что он перечисляет, — известные в массах произведения. Например, «Барон Брамбеус» — это сатирические юмористические миниатюры, которые ходили в популярном чтении того времени. Упомянутый «Московский телеграф» — работа, которая читалась на потребу публике во времена Гоголя, как массовое развлекательное чтение.

🎡 Хлестаков не видит границ между высоким искусством и развлечением. Он не разделяет литературу и развлекательное чтение, потому что сам он, скорее всего, ни одной книжки в жизни не прочитал. Разницы между оперой и литературой Хлестаков тоже не видит.

По мере нагнетания лжи Хлестаков попадает в неловкие ситуации.

🗣 «Анна Андреевна. Скажите, так это вы были Брамбеус?

Хлестаков. Как же, я им всем поправляю статьи. Мне Смирдин (крупный издатель в то время) дает за это сорок тысяч.

Анна Андреевна. Так, верно, и „Юрий Милославский” ваше сочинение?

Хлестаков. Да, это мое сочинение.

Анна Андреевна. Я сейчас догадалась.

Марья Антоновна. Ах, маменька, там написано, что это господина Загоскина сочинение.

Анна Андреевна. Ну вот: я и знала, что даже здесь будешь спорить.

Хлестаков. Ах да, это правда: это точно Загоскина; а есть другой „Юрий Милославский”, так тот уж мой.

Анна Андреевна. Ну, это, верно, я ваш читала. Как хорошо написано!

Хлестаков. Я, признаюсь, литературой существую. У меня дом первый в Петербурге. Так уж и известен: дом Ивана Александровича. (Обращаясь ко всем.) Сделайте милость, господа, если будете в Петербурге, прошу, прошу ко мне. Я ведь тоже балы даю».

Смирдин — крупный в то время издатель


💦 В заключении диалога границы правды и лжи стираются: в какой-то момент его выдернули из океана лжи, сказали, что Милославского написал Загоскин, но он все равно попытался включить эту информацию в свой созданный мир. И по поводу дома и проведения балов также: Хлестаков не боится, что к нему действительно приедут и проверят. Он свято верит, что его дом — первый в Петербурге. Он лжет, но верит в то, что ложь — это истинная правда, а, значит, не лжет.

🙊 «Миражная интрига» работает, герои снова проговариваются. Гоголю нужно показать, как порок раскрывает себя изнутри, как один порочный воздействует на другого порочного и на третьего.

🔅 В комедии нет осуждающей и разоблачающей силы: они все варятся в одном котле и взаимодействуют между собой, и это взаимодействие раскрывает нам всю правду. Они как будто элементы, которые вступают в цепную химическую реакцию и разоблачают друг друга. Мы наблюдаем за этим, и создается ощущение, что это подсматривание и подслушивание, но мы с огромным удовольствием делаем это все 5 действий.

курс Level One
Открывая сказки

Курс из 8 лекций о любимых сказках: перечитаем Щелкунчика, Алису, Гарри Поттера, Хоббита и взглянем на знакомые истории с новой стороны. Изучим схему сказки и ее главные элементы: от обряда инициации до пути героя и волшебных даров. Поймем, как рассказывать истории, которые остаются у людей в сердцах, и даже создадим свою сказку в финале курса.

Сегодня можно купить со скидкой 50%
4900₽ 2450₽
образовательный проект level one
Начните разбираться
в сложных
темах
с самыми вдохновляющими экспертами
Только проверенные лекторы
23 тысячи отзывов
на лекции и практикумы
Вам понравится
4,9 из 5,0
средний рейтинг лекции
Есть из чего выбрать
До 10 разных
вебинаров в день
;