angle-down facebook instagram vkontakte warning

Роберт Шуман

Вокальный цикл «Любовь поэта»

В цикле «Любовь поэта» сошлись два великих немецких романтика: поэт Гейне и композитор Шуман. Узнаем, в чем были близки эти двое и как Шуман интерпретировал стихи Гейне.

Это часть интерактивных уроков, подготовленных образовательной платформой Level One в сотрудничестве с крупнейшими российскими экспертами.
Еще 500 уроков по 15 направлениям, от истории и архитектуры до здоровья и кулинарии на levelvan.ru/plus
посмотреть все уроки
Автор урока
Денис Великжанин
Музыкальный критик, искусствовед, член союза композиторов России

Цикл «Любовь поэта» был также написан в «песенном» 1840 году. В основу цикла легли стихи Генриха Гейне.

📚 Тексты песен для цикл Шуман взял из «Лирического интермеццо» — одной из частей сборника поэта Генриха Гейне «Книга песен» 1827 года. Сборник состоял из избранных стихотворений Гейне за прошедшие годы. «Книга песен» вдохновила много юных поэтов, было создано изрядно подражаний разного художественного уровня. Книгу можно назвать одним из корневых сборников немецкой поэзии.

✍️ Гейне — это один из величайших немецких поэтов. Половину жизни он провел в изгнании: с 1830 года жил в Париже, через 13 лет вернулся на родину, но потом снова уехал и остаток жизни провел во Франции. В культурном отношении его значение для немецкой поэзии сопоставимо со значением Пушкина для поэзии русской. С Пушкиным их роднит также легкость стиха — это проявляется и в написании, и в заложенных чувствах, и в отношении к жизни.

💫 Во второй половине 1840-х Гейне внезапно парализовало. Восемь лет он был прикован к постели и не покидал комнаты. Несмотря на это, в общении он не сделался депрессивным или мрачным, он обладал сильной душевной стойкостью. Но его стихи стали все же тяжелее, чем раньше. Но самым важным Гейне считал не поэтическую деятельность, а общественное служение и борьбу за свободу человека. Поэтому он и переезжает во Францию, которая в 1830-х была одной из самых свободных стран, и такой свободы Гейне хотел для Германии. В поэзии Гейне гораздо много национальных тем, она глубоко корнями уходит в народ.

🎶 Стихи Гейне очень музыкальные, песни на них пользовались большой популярностью. Но в нацистское время его пытались вытравить из сознания немцев из-за еврейского происхождения поэта — при рождении ему дали имя Хаим. Дело было не только в еврейском происхождении, о нем даже не все знали. Но дух и стремление к свободе, стремление утвердить свою личность, которые были в стихах поэта, противоречили идеологии нацизма. Гейне причисляли к дегенеративному искусству. Но, что для обычного не увлеченного политикой бюргера было весьма странно, многие знали и любили песни на стихи Гейне. Поэтому вычеркнуть поэта из культуры не удалось, а песня «Лорелея» публиковалась как народная и вовсе не была под запретом.

💔 В «Лирическом интермеццо» 65 стихотворений, из них Шуман выбрал 16. Все они в основном посвящены истории об отвергнутой юношеской любви. Но там встречаются и саркастические выпады публицистического толка, где Гейне разносит консервативные силы Германии.

😍 Шуман подобрал материал так, что из всех стихотворений виден цельный образ героя. Это влюбленный поэт, страдающий от несчастной любви. Но это еще не декадентство, где вся гамма чувств сдвинута в мрачные тона и любая радость имеет специфический оттенок драмы. У Шумана спектр чувств очень широк: и разочарование, и душевная боль, и ужас от действительности, которая входит в противоречие с внутренним миром, но и радость, и свет, и прекрасные описания природы. Это, с одной стороны, путь героя, а с другой — энциклопедия внутреннего мира человека эпохи романтизма.

1. Генрих Гейне

2. Обложка сборника «Книга песен»

3. Иллюстрация к «Лирическому интермеццо»

Телеграм-канал
Level One

Вдохновляющие посты, новые запуски и подарки только для подписчиков

подписаться

Начнем знакомиться с циклом «Любовь поэта» и сначала разберем первые три песни, которые можно назвать «весенней» частью цикла.

🌸 Первая песня — «В сиянье теплых майских дней» (нем. Im wunderschönen Monat Mai). Это начало цикла, которое можно назвать весной любви и моментом возрождения трепетного чувства. Слова признания звучат где-то на природе, под пение птиц. Мелодия простая и нежная, аккомпанемент прозрачен. Но контрасты тоже есть, ведь чистая лирика, без намека на противоположность, имеет риск стать жеманной, утратить энергию движения. Поэтому в аккомпанементе появляются диссонирующие гармонии, в рефрене — мотив вопроса, особенно хорошо это слышно в заключительном проведении.

🎹 Вокальная партия остается нежна и ласкова, а вопрос «любит или не любит» подан на фортепиано. Это очень хорошая метафора: в песне есть слова, а фортепиано — это чувственное сопровождение того, что в этот момент происходит внутри. В песне есть то, от чего Шуман отошел в поздних произведениях: частая перемена тональностей, переход музыки из мажора в минор. Шуман хорошо знающий, как рождается и развивается любовное чувство, и в музыке это великолепно передавал.

В сиянье теплых майских дней
Листок раскрылся каждый,
Во мне тогда проснулась
Любви и ласки жажда.

В сиянье теплых майских дней
Звенело птичек пенье,
И я поведал милой
Любви моей томление.

🏵 Вторая песня — «Цветов венок душистый» (нем. Aus meinen Tränen sprießen). Это небольшое анданте, где есть момент самоуглубления. Внутреннее чувство рифмуется с картиной природы. Здесь также можно найти концепт «настоящего себя», который развивали романтики, а внимательность к миру своих чувств этому способствовала. Для самоуглубления Шуман выбирает речетатив, где каждый звук наполнен особенным значением. В аккомпанементе слышны строгие аккорды, напоминающие хорал. Этот мотив прозвучит далее в самой драматической песне «Во сне я горько плакал». Настроение второй песни преимущественно мажорное, хотя есть и нотки минора. Но внешнее более легкое, чем внутренне, и, несмотря на то, что здесь есть слова, по большей части это отражение размышлений, которые появляются в уединении с собой. И такие размышления имеют большую наполненность, чем любой разговор.

Цветов венок душистый
Из слез расцветает моих,
И вздох мой в песне нежной
Расскажут соловьи.

Тебе за любовь, малютка,
Все цветы отдать я рад,
Пусть немолчно звонкие трели
В саду твоем звучат.

🌹 Третья песня — «И розы, и лилии» (нем. Die Rose, die Lilie, die Taube, die Sonne). Она выражает блаженство любви и вспышку радости. Здесь живой темп, и это единственный момент в цикле, где музыка ничем не омрачена. Это финал первой, «весенней» части цикла. Но даже в моменты бурной радости Шуман сохраняет деликатность и осторожность, чувство меры не покидает его никогда. В фортепианной партии нет глубоких басов, ритм песни танцевальный и простой, мотивы повторяются, что создает впечатление кружения в танце. Во второй половине песни мелодия оживляется, из первоначального простого мотива рождаются разные мелодические узоры, похожие на брызги шампанского.

И розы и лилии, солнца сиянье
Во мне вы будили любви мечтанье.
Я вас позабыл, пленен только ею
Она всех нежнее, добрее, милее;
Лишь в ней одной любви сиянье,
И розы, и солнце, и птиц щебетанье;
Пленен только ею,
она всех нежнее, добрее, милее.

Мы уже разобрали первую, радостно-весеннюю часть «Любви поэта». А теперь время погрузиться в более минорное настроение.

👀 Четвертая песня — «Встречаю взор твоих очей» (нем. Wenn ich in deine Augen seh). Это место, где впервые появляются муки любви. То есть в первой песне было скрытое томление, во второй — глубокие размышления, не всегда радостные, но возвышенные. Здесь же впервые появляется предательство, которое ранит тем больнее, чем сильнее и искреннее были чувства. Чувство музыки возвышенно и серьезно, мелодия, которая имеет несколько декламационный характер, создает впечатление напряжения и настороженности. А на словах признания в любви сердце как будто щемит. Это создается аккомпанементом, и потом следует элегия.

Встречаю взор очей твоих,
и скорбный стон в душе затих;
дарит источник сил живой
мне поцелуй горячий твой.

Склоняюсь я к тебе на грудь,
и счастья близок светлый путь;
но говоришь: «Люблю тебя» —
и горько, горько плачу я.

🌺 Пятая песня — «В цветах белоснежных лилий» (нем. Ich will meine Seele tauchen). Она наполнена чувством взволнованности и трепета. Характер песни обозначен как «легко». Певец вступает в дуэт с мелодией фортепиано, и монолог героя поддерживается очень трогательной и наивной песней цветка. Здесь нет мук любви, но есть тревога и волнение, которые обостряются в постлюдии. Как мы уже отмечали, природа для романтиков — это образ чего-то высшего, того, что способно возвысить человека над рутиной быта и даже над самим собой. Здесь есть мечта о красоте любви, которая пробуждается в общении с природой. Но так как это общение с природой, а не человеком, то мечта так и остается мечтой.

В цветах белоснежных лилий
я укрою душу мою,
чтоб лилии спели милой,
как страстно ее люблю.

И, полон дрожью желанья,
в сердце ей напев проник,
нежней ее лобзанья
в блаженный свиданья миг.

🌊 Шестая песня — «Над Рейна светлым простором» (нем. Im Rhein, im heiligen Strome). Здесь лирическому герою, поэту, в лике Мадонны видятся черты любимой. Можно вспомнить молодого Шумана, который, влюбляясь в девушек, сравнивает их с красотой античных статуй. Лирика сочетается с величественной природой Рейна. Возвышенность готического толка и романтический настрой, который выражает стремление к высшей красоте сочетаются в поэзии Гейне. Это же выражается и в музыке Шумана: строгая печальная тема хорала — это Рейн, соборы, природа, а мягкие фигурации — это чувства героя, которые рифмуются с хоралом в аспекте непреклонности и наступательности.

💥 Хорал здесь не барочный, а романтический, его голоса сталкиваются и диссонируют. Но в этих диссонансах, движениях хорала, которые хорошо подкрепляются октавным басом в начале, есть скрытая энергия, дающая мелодии силу, чтобы развиваться в лирическом духе. В песне есть эпизод, где гармонии неустойчивые, начинают блуждать — это отражает внутренние чувства, которые испытывает герой.

Над Рейна светлым простором,
красуясь в зеркале вод,
величьем древним гордый,
высокий замок встает.

В том замке есть картина,
красы обаяньем полна;
согрела светом дивным
мне бурную жизнь она.

То девы облик чудесный,
венок цветов над ней;
а очи, ланиты и губы прелестной
совсем как у милой моей.

Теперь послушаем цикл, подглядывая в тексты перевода выше.

Роберт Шуман. Вокальный цикл «Любовь поэта»
Видеопример
⏱ Время прослушивания: 29 минут

Продолжим разговор о вокальном цикле «Любовь поэта» и разберем следующие песни, где начинает появляться драма лирического героя.

😡 Седьмая песня — «Я не сержусь» (нем.Ich grolle nicht). У песни не примирительный характер, а ощущение сдержанного трагизма. В партии фортепиано очень плотный ритм, который сопровождается широкой мелодией. Противоречие, которое есть у героя, здесь выражается в форме: размер — четыре четверти, октавы в первом разделе в басу, аккорды восьмых нот в правой руке с акцентом на сильную долю, то есть очень строгая структура. По своему гармоническому строю она имеет сильную динамику. Гармонии очень острые, образуют цепь диссонансов, которые нагнетают внутреннее напряжение. У нас так устроен мозг, что диссонанс мы хотим разрешить в консонанс, неустойчивое сделать устойчивым. А когда диссонансы идут последовательно, разрешения не происходит, напряжение накаляется.

💥 Во втором разделе напряжении все же спадает, аккорды звучат таинственно. В словах речь идет о мире чувств той, в которую влюблен поэт. Музыка становится более живописной. Напряжение снимается переходом в другой регистр. Третий раздел — это как бы реприза, в ней повторяется структура из первого раздела, мелодия еще более выразительная. Здесь в полном смысле слышим сдержанную страсть, но все подано с шумановской деликатностью.

Я не сержусь,
и гнева в сердце нет.
Пусть я забыт тобой,
Но гнева нет.

Горит огнем твоей красы алмаз,
но в сердце ночь,
в нем свет давно погас,
я это знал./

Я не сержусь,
и гнева в сердце нет.
Мне сон зловещий снился,
холодный мрак в твоей душе таился,
и видел змей в твоей груди больной,
и как несчастна ты, друг бедный мой!
Я не сержусь!

💐 Восьмая песня — «О, если б цветы угадали» (нем.Und wüßten's die Blumen, die kleinen). Здесь ранее сдерживаемое чувство изливается бурным потоком. Герой ищет утешение у природы, но не может его найти. Ведь природа не знает о его горе, а знает только та, которая разбила сердце, но тоже не может утешить. В первых трех куплетах, где речь о цветах, соловьях и звездах, повторяется главная тема — тема мольбы и жалобы. На нее приходится основное внимание, она с музыкальной точки зрения — центр. В четвертом куплете, когда речь идет про возлюбленную, драматизм мелодии усиливается. Когда слова о разорванном сердце уже пропеты, начинается постлюдия как реакция на то, что было сказано. Постлюдия короткая, но насыщенная бурным волнением.

О, если б цветы угадали,
как в сердце боль тяжела,
они б со мной рыдали
и грусть моя прошла.

Когда б соловьи узнали,
какой печалью томлюсь,
они бы мне напевали
нежнее песнь свою.

О, если звезд далеких
коснется мой вздох больной,
с небес прилетит высоких
ко мне их светлый рой.

Они страданий не знают,
понятна та скорбь лишь ей,
кто страшно так терзает,
терзает сердце мне.

🎻 Девятая песня — «Напевом скрипка чарует» (нем. Das ist ein Flöten und Geigen). Это свадьба, но свадьба невеселая — возлюбленная обвенчалась с другим. Поразительно, насколько Шуман умеет выражать оттенки чувств. Музыка здесь написана в характере вальса, она оживленная, но наполнена щемящей тоской. Если в восьмой песне все основное внимание уделяется голосу, то здесь основная музыкальная мысль и содержание музыки отдано фортепиано. Вальс довольно условный — левая рука издает ритм, в правой — фигурация. То есть левая рука — это контекст, а правая — тревожное чувство, которое есть в душе героя. Иногда появляется легкая тень игривости, как будто герой отвлекается от своих переживаний.

Напевом скрипка чарует,
весельем флейты звенят,
любимая здесь танцует,
невесты на ней наряд.

Труба звучит ликованьем,
и песни, и шум, и звон;
но в них таится рыданье
и горести скорбный стон.

Обсудим следующую смысловую часть, где у героя новая стадия развития.

👰 Десятая песня — «Слышу ли песни звуки» (нем. Hör' ich das Liedchen klingen). Сюжет повествует о свадьбе, а свадьба — это всегда финал чего-либо. Здесь этот финал трагический, с которого начинается новая стадия развития лирического героя. Судьба распорядилась так, что счастливой любви не бывать. Звучат отголоски былого чувства, то просветленные, то печальные. Здесь есть идеализированный портрет любимой и тоска по ней, слияние простоты и сложности. Простота заключена в вокальной партии, а в аккомпанементе, который остается прозрачным, есть скрытые голоса, которые сначала не особенно слышны, но раскрываются в постлюдии как итог того, что пережил герой.

Слышу ли песни звуки,
что пела мне она,
и грудь задрожит от муки,
немой тоски полна.
И горем своим измучен,
бегу в лесную даль,
излить в слезах горючих
души моей печаль.

💔 Одиннадцатая песня — «Ее он страстно любит» (нем. Ein Jüngling liebt ein Mädchen). В песне есть гейневская горькая ирония, когда герой пытается справится с пережитым и размышляет об этом. Музыка игривая, написана в народном духе. Когда речь идет о разбитом сердце, появляется минор, но довольно быстро мелодия приходит в родную тональность. Здесь замечательно внимание Шумана к тексту: с одной стороны, это размышление о происшедшем, стремление обратить все в шутку и посмеяться над собой. Но поскольку лирический герой — поэт-романтик, у него так не может быть.

Ее он страстно любит,
но ей приглянулся другой;
другой тот любит другую
и выбрал своею женой.

А девушка, с досады,
в мужья того берет,
кто встретился ей случайно,
и юношу скорбь гнетет.

Стара эта песнь, но значенье
хранит она свое:
навек разбито сердце
у всех, кто знал ее.

🥀 Двенадцатая песня — «Я утром в саду встречаю» (нем. Am leuchtenden Sommermorgen). Сюжет стихотворения в том, что цветы пытаются утешить героя и рассказывают ему о том, как прекрасна жизнь. Музыка очень плотная по своему образному содержанию: есть пейзаж, утреннее настроение, но не такое, как в первых трех песнях. Здесь заложено богатое восприятие жизни. Романтиков часто критиковали, что они большое внимание уделяют субъективному, чувствам. Но в этом восприятии есть поразительное богатство.

Я утром в саду встречаю
летнего солнца привет.
Кивают и шепчут цветочки,
я же молчу в ответ.

И, с нежною лаской участья,
цветы мне шепчут вокруг:
«С нею не будь ты жестоким,
наш бледный, печальный друг!»

😭 Тринадцатая песня — «Во сне я горько плакал» (нем. Ich hab' im Traum geweinet). Из названия можно заключить, что музыка трагическая. У Гейне сон — пространство, где оковы рациональности спадают. Это мир проявления чувств, где отсутствие разума позволяло ему быстро переходить от одного образа или чувства к другому, связывать несвязываемое, давать в тексте не сюжет, а обрывки сюжета и свободные ассоциации, из которых вырастает картина не всегда сюжетная, но наполненная чувством.

💤 В этом стихотворении три сна, три образа: ты в могиле, ты разлюбила, ты снова со мной. Первый и второй сон — это речитативы, которые звучат без сопровождения фортепиано. Это создает ощущение другого пространства и предельной концентрации на образе. Здесь почти без изменений воспроизводится мелодия из второй песни цикла, но меняется тональность. В третьем сне музыка становится более насыщенной, вокальная партия и фортепиано звучат одновременно, на словах «ты снова со мной» наступает просветление. Но все кончается трагично, ведь это сон. Трагизм снова выражен диссонансами, которые гаснут в тишине.

Во сне я горько плакал,
я видел: ты спишь вечным сном, —
проснулся я, неутешно
слезы все струились ручьем.

Во сне я горько плакал,
меня разлюбила ты, —
проснулся я, слезы снова
лились в ночной тиши.

Во сне я горько плакал,
мне снилось: любим я тобой.
Проснулся я, вновь рыдая,
жгучей объят тоской.

Заканчиваем разговор о цикле «Любовь поэта» и подводим итоги душевных метаний лирического героя.

🌚 Четырнадцатая песня — «Мне снится ночами образ твой» (нем. Allnächtlich im Traume). На этот раз сон о том, что любимая произносит тихое слово и дает лирическому герою букет из ветвей кипариса. Но герой просыпается, букета нет, а слово забыто. В греко-римской мифологии кипарис — эмблема печали, траурное дерево. И Шуман как знаток античной мысли наверняка вкладывает сюда именно такое значение. Настроение музыки печальное, но в этой печали есть свет. Ритм несколько игривый, чуть капризный, но все равно остается фантастическим, ведь речь о сновидениях. Но также и о любимой, поэтому есть свет. В конце мы слышим ускользающий мелодический оборот, который рифмуется с ускользанием слова, которое сказала любимая.

🌳 Пятнадцатая песня — «Забытой старой сказки» (нем. Aus alten Märchen winkt es). Здесь есть некоторое подобие с одиннадцатой песней, а в сюжете сказочное видение: щебет птиц, журчание ручья, кружения. Интонации связаны с охотничьей музыкой, с тем, как принято изображать лесную романтику. Тональность меняется резко: в последнем куплете звучит речитатив в сопровождении блуждающей гармонии, похожий на блуждание болотных огоньков. Это самая оживленная из песен, которая рисует совершенно другой мир, который видится герою и в который он хочет попасть.

💔 Шестнадцатая песня — «Вы злые, злые песни» (нем. Die alten, bösen Lieder). Это стихотворение завершает «Лирическое интермеццо» Гейне, в нем много иронии и горечи. В сюжете великаны хоронят в глубоком-глубоком гробу любовь героя. Музыка соответствует — у нее характер грубоватого сумрачного марша, который олицетворяет огромность гроба и неуклюжесть великанов. Это песня о сложности и тонкости чувства, которое оказалось никому не нужно. И чем нелепее гробница этого чувства, тем горше ирония. Это роднит ее с лирическими моментами девятой песни со сценой свадьбы. Они нужны, чтобы дать картину происходящего и разрядить атмосферу, но по сравнению с остальной музыкой кажутся пустоватыми, в отличие от чувств главного героя. Ведь любовь была такой силы, а девушка выбрала другого.

🎼 В этой песне в конце появляется лирический подтекст. Когда речь заходит о старой любви, мелодия превращается в небольшое адажио. Это нужно и для закрепления формы, и для психологического оттенка. Здесь же возникает один из вариантов мелодической фразы из первой песни цикла. Но если там шестнадцатые и восьмые ноты, то тут четверти и восьмые, то есть большая длительность нот, которая может отсылать к зрелости героя. Это признаки умения обращаться с формой: если в музыку вводится какой-то образ, то нужно использовать тот мотив или интонацию, в которой он сначала появился. Дальше идет большая фортепианная постлюдия, где берется и развивается элегический образ двенадцатой песни.

💫 Шумановский эпилог по настроению отличается от гейневского. Если у Гейне герой все пережил и готов отправиться дальше, забыв и прокляв прошлое, то Шуман как бы приводит это все в эстетическое равновесие. Герой пережил утрату, но не утратил чуткости, не очерствел, остался верен себе. В шумановском изложении есть надежда на более светлое будущее.

→ Роберт Шуман. Вокальный цикл «Любовь поэта»
Видеопример
⏱ Время прослушивания: 29 минут

курс Level One
Как устроена музыка

Курс из 5 лекций, который поможет взглянуть на музыку с научной точки зрения. Дадим ответы на «простые вопросы»: как устроены ноты, аккорды и тональности и почему одна музыка нам нравится, а другая — вызывает дискомфорт. А заодно поймем, что общего у Пифагора, Баха и Моргенштерна, и какой будет музыка будущего.

Сегодня можно купить со скидкой 50%
3500₽ 1750₽
образовательный проект level one
Начните разбираться
в сложных
темах
с самыми вдохновляющими экспертами
Только проверенные лекторы
23 тысячи отзывов
на лекции и практикумы
Вам понравится
4,9 из 5,0
средний рейтинг лекции
Есть из чего выбрать
До 10 разных
вебинаров в день
;