angle-down facebook instagram vkontakte warning

Роберт Шуман

Первая и вторая симфонии

Симфонии Шумана лиричны и стремятся передавать противоречивые явления жизни. Это заложило основы формирования жанра симфонической поэмы. Посмотрим, как композитор работал над первыми двумя симфониями.

Это часть интерактивных уроков, подготовленных образовательной платформой Level One в сотрудничестве с крупнейшими российскими экспертами.
Еще 500 уроков по 15 направлениям, от истории и архитектуры до здоровья и кулинарии на levelvan.ru/plus
посмотреть все уроки
Автор урока
Денис Великжанин
Музыкальный критик, искусствовед, член союза композиторов России

Первую симфонию си-бемоль мажор Шуман написал за месяц в начале 1841 года, большую часть времени потратив на оркестровку.

💫 1841 год — это пора душевного подъема в жизни Шумана. Первая симфония была первым и весьма успешным экспериментом композитора в этом жанре. У Шумана уже был опыт обращения с формой. Например, первая соната. Недоставало опыта в оркестровке, но это не помешало создать хорошее произведение.

🌸 Шуман всегда насыщал музыку плотными музыкальными образами и иногда весьма конкретными отсылками. К этой симфонии у него была программа: симфония должна была называться «Весенней», все четыре части тоже имели название. Первая часть — «Начало весны», вторая — «Вечер», третья — «Веселые забавы» и четвертая — «Весна в разгаре». Перед первой частью был помещен стихотворный эпиграф Адольфа Бёттгера, который повествует о радостном весеннем пробуждении природы и души. Название «Весенняя симфония» и начало первой части были вдохновлены этим стихотворением. Но все же эту программу Шуман решил убрать.

🌟 Симфония написана в тональности си-бемоль мажор. Начиная с конца эпохи Возрождения и в эпоху барокко музыкальная мысль стремится придать тональности определенный окрас. В эпоху барокко этот окрас связан с теорией аффектов. Аффект — определенное эмоциональное состояние, которое должна передавать музыка. В музыке также существовали правила, по которым должны были строиться аффекты.

📃 Композитор эпохи барокко Иоганн Маттезон создал специальную таблицу. Он пишет, что радость — это расширение нашей души, поэтому разумно изображать ее широкими интервалами. Напротив, грусть — это сужение души, поэтому ей подходят небольшие интервалы. Надежда — это подъем души и духа, а отчаяние — обратное движение. Про тональности Маттезон писал, что ми мажор с несравненной полнотой выражает отчаяние и печаль, подходит для выражения тех любовных состояний, когда любви нельзя ничем помочь.

📖 Позже эти мысли развивает немецкий композитор и поэт Кристиан Шубарт. Он пишет в 1784 году книгу «Идеи к эстетике музыкального искусства», которая вышла только в 1806 году. Он связывает с каждой тональностью не просто определенный аффект, а целый комплекс переживаний. Например, у него красивое описание си-бемоль минора: «Чудак, обычно облаченный в одеяние ночи. Он немного ворчлив и лицо его крайне редко выражает любезность. Насмешки над богом и недовольство собой и всем приготовление к самоубийству звучат в этом тоне».

💓 Про си-бемоль мажор, в котором написана первая симфония, Шубарт говорит, что она годится для выражения настроения веселой любви, спокойной совести, надежды и взглядов в лучший мир. Это хорошо рифмуется с темой весны. Вопрос в том, сколько в действительности содержат в себе настроения эти тональности, насколько меняется музыка, если мы ее транспонируем на полтона выше или ниже. Можно учесть и то, что общий строй инструментов со временем повышается. Это происходит в основном из-за того, что так удобно для скрипок, которых больше всего в оркестре, а другие инструменты тоже к этому адаптируются.

🎹 Если послушать ре-минорный концерт Баха для клавира с оркестром на современных роялях, то можно услышать, что он действительно начинается с ноты «ре». Но если слушать исторически информированное исполнение, то можно увидеть, что на клавесине нота называется «ре», но звук соответствует звуку «до» на современных роялях. То есть со времен Баха весь строй поднялся приблизительно на тон, кто-то заявляет, что даже на полтора.

⤵️ Это значит, что си-бемоль мажор в шумановские времена звучал ниже, чем мы слышим сейчас. Вполне возможно, те исполнения, которые есть, это то, что Шуман счел си мажором. А описания тональностей Шубарта носят, скорее, эзотерический характер и не столь существенны. В то же время, эти теории были распространены в современной Шуману музыкальной среде, и сам композитор читал и чтил Шубарта и, вероятно, ориентировался на смысл, который Шубарт закладывал в тональности.

1. Адольф Бёттгер

2. Иоганн Маттезон

3. Кристиан Шубарт

Телеграм-канал
Level One

Вдохновляющие посты, новые запуски и подарки только для подписчиков

подписаться

Посмотрим на устройство симфонии и разберем первую часть.

📩 О том, что Шуман имел в виду, мы знаем из некоторых писем, например к пианисту и композитору Вильгельму Тауберту. Шуман пишет, что первый фанфарный аккорд во вступлении должен звучать как будто сверху — как призыв к пробуждению. Во вступлении перед слушателями должна разворачиваться картина природы, которая после зимы начинает зеленеть, возможно, даже вылетает мотылек. А аллегро в первой части симфонии начинается со вступления с анданте маэстозо и продолжается аллегро мольто виваче. И в аллегро должно соединиться все, что принадлежит к миру весны.

🎼 Вильгельм Тауберт был дирижером, под управлением которого симфония исполнялась в 1843 году в Берлине. И письма Шумана к Тауберту родились из необходимости объяснить концептуальное значение музыки, чтобы быть уверенным в правильности трактовки. Шуман пишет, что эти образы явились ему уже после завершения работы, но это не должно придавать им меньше серьезности. Ведь в том порыве, в котором Шуман писал музыку симфонии, ничего нельзя было концептуально продумать. То есть это похоже на осознание того, что он написал.

🎺 Анданте написано по типу гайдновских медленных введений в определенное состояние, которые оттеняют очень легкое и подвижное аллегро. Тема призыва, которая начинается у медных духовых и которую подхватывает потом оркестр, предвосхищает тему аллегро. После этого возгласа оркестра начинается фраза, которая звучит довольно тяжеловесного и несколько сумрачно. Она служит для контраста как подготовка к перекликающимся между собой весенним порывам. После них начинается другой контраст — нежный и легчайший пассаж флейты. Появляется оживление, которое вливается в аллегро, как бурная река.

Главная тема аллегро удивительно легка и простодушна. Это напоминает классицизм Гайдна, а сама симфония представляется классически цельной: Шуман ориентируется на прежние образцы классической эпохи — на Гайдна, на пасторальную симфонию Бетховена. И с точки зрения формы устройство симфонии гораздо аккуратнее.

🎶 В первый сонате Шумана мы видим не только хорошее понимание формы, но и безудержный полет фантазии. Но композитор очень аккуратен и понимает, что исполнение симфонии — это мероприятие, которое требует куда более сложной подготовки, чем исполнение сонаты. Провал одного из произведений на клавирабенде обычно не сулит ничего страшного для карьеры композитора, а провал в симфонии намного серьезнее. Поэтому Шуман здесь несколько осторожен, и эта осторожность связана и с неопытностью, которую он прекрасно осознает.

🌓 Мы говорили о контрастах, и очевидный способ их сделать — сопоставить лирику с драматикой. Но здесь вторая тема еще более игрива и простодушна. Поэтому контраст здесь — по структуре, по принципу. Классичность работает на ощущение естественности. Но, конечно, это не пастиш или копия: здесь есть яркая индивидуальность, которая проявляется и в интонациях, и в мелодике, и в игре тональных красок.

💥 По мере того как форма разворачивается, мы начинаем замечать упорный и упругий ритм движения вперед. Особенно это заметно в развитии. В разработке у гобоев на фоне струнных появляется новая восторженная мелодия. К кульминации эта восторженность у гобоев еще больше усиливает кульминацию.

🎉 Реприза здесь короткая, в коде проявляется бетховенское влияние. Шум и гомон весны усиливаются, что, с точки зрения Гайдна и его современников, несколько бы нарушило пропорцию. Во времена Бетховена и, тем более, Шумана были другие правила. И вдруг этот шум стихает, и появляется нежная, мечтательная эпизодическая тема, которая звучит настолько гибко, что кажется почти неуловимой. Пространство здесь размыто. А потом мы снова слышим этот праздничный шум и вихрь в финале коды. Это как бы отражение фанфар в начале. Это охотничьи призывы, которые звучат на фоне трелей и их отражений. Форма замкнулась.

1. Вильгельм Тауберт

2. Начало симфонии

🎤 Вторая часть ларгетто, как и всякая медленная часть симфонии, связана с лирической песенностью. Ее вполне можно назвать песней без слов. Это голос самого Шумана, голос его сердца. Сначала тема поручена первым скрипкам, во втором проведении играет виолончель под цитату струнных, слышны легкие трепетные аккорды флейты и гобоев в среднем эпизоде ларгетто, который совсем небольшой. И это бесконечно льющаяся песня превращается в выразительную речь и даже в интонации речи. А в заключительных тактах репризы начинается переход к скерцо, подготовка к новой тональности.

🎵 Ларгетто в ми-бемоль мажоре, а скерцо начинается с ре минора. И здесь мы слышим предвестника новой темы в скерцо, который начинается с минора, есть настроение несколько сумрачного волнения. Вместе с тем скерцо очень мужественно и энергично. В нем слышится поступательное движение.

🔥 Когда мы говорим о такой суровой энергии, о героизме и мужественности, то сразу вспоминаем Бетховена. Здесь можно вспомнить скерцо из четвертой симфонии, и с этой темой сопоставлена контрастная сцена. Здесь вполне закономерен контраст мужского и женского. Несмотря на то, что в те времена эмоциональный диапазон мужчин был куда шире, кокетство, которое не имеет оттенка иронии или сарказма, было не особенно свойственно мужчинам, это преимущественно женский атрибут. И в первом трио, которое написано в ре мажоре, мы слышим довольно забавную игру в эхо и переклички разных регистров и тембров, постоянную смену красок.

Во втором трио, которое написано в си-бемоль мажоре, как бы возвращается образ главного скерцо. Мы слышим и исходную энергию, и вариации, в которых используются элементы первой темы. В коде мимолетно и очень легко появляется тема эхо, когда ее совершенно не ожидаешь, а потом оно превращается в мелодию, полную лирического томления. Там звучат гобои, потом флейта.

💥 Финал скерцо наполнен настроением торжества и ликования — это выражение пробуждающейся силы жизни. То и дело появляются отголоски песен, снова возникает тема главной партии, а дальше мы слышим заимствованную Шуманом тему из «Крейслерианы», из последней восьмой части. Вдруг это врывается вариантом темы вступления к первой части скерцо, и снова появляется контраст. Но звучит не вполне серьезно, с некоторым оттенком дерзости и, возможно, даже шутки. Появляются все новые и новые варианты, после которых мы слышим небольшую каденцию. Она отправляет нас к репризе, где мы слышим несколько приглушенные призывы лесных рожков, легкую флейту, потом снова появляется праздничная кода.

Теперь послушаем исполнение симфонии.

→ Роберт Шуман. Первая симфония
Видеопример
⏱ Время прослушивания: 30 минут

Теперь перейдем ко второй симфонии Шумана до мажор. В ней отразились мрачные переживания композитора, которые он испытывал в момент написания.

😔 Замысел симфонии появился в начале осени 1845 года. В сравнении с первой симфонией здесь процесс работы был гораздо труднее. Дело в том, что 1844 год, предшествующий написанию второй симфонии, был трагичным. Шуман был в глубокой депрессии, у него появился назойливый шум в ушах, в целом его физическое и психическое состояние были весьма скверными. Работа стала для него попыткой выхода из этого состояния и победы над ним. В этом смысле симфония также автобиографична, как и второй концерт Рахманинова.

🎼 В общих чертах, без оркестровых голосов музыка была написана с 12 по 28 декабря 1845 года. Большую часть 1846 года Шуман ее оркестровал, закончив к 19 октября. То есть мы можем увидеть, насколько труднее было работать над этой симфонией.

🌪 Первая часть, которая начинается с медленного вступления и медленного хорала, продолжается аллегро. Она является как раз отражением борьбы Шумана со своим состоянием. И, конечно, это не могла быть музыка слишком лиричная и нежная. Если вернуться к Кристиану Шубарту и его определениям тональностей, то до мажор у него символизирует полную чистоту, невинность, простоту речи ребенка. Это не совсем совпадает с настроением симфонии, поэтому такие определения весьма условны. В то же время Шумана больше не привлекал мир переменчивых образов и лирической стихийности в сочетании с темными глубинами, в которых таится нечто страшное. Ему как раз больше всего хотелось из этого вырваться.

🔥 В музыке это выразилось в героике и масштабности, поэтому сразу возникают ассоциации с Бетховеном. Конечно, когда мы применяем к симфонической музыке слова «борьба», «героика», «масштабность», «торжество воли», то на ум приходит вовсе не Шуман. Но вторая симфония этим эмоциональным определением вполне соответствует.

🤷 Поскольку Шуман находился в непростом состоянии, его замысел не вполне удался. Безусловной удачей можно назвать адажио. Если обычно большая часть музыки Шумана исходит изнутри, то здесь она во многом имеет только внешние признаки силы или величавости. Но, если смотреть с психологической точки зрения, это очень понятно. Шуман пытается выразить не то, что у него есть — глубокую депрессию, проблемы со здоровьем, признаки душевного расстройства, а то, что он желал бы видеть вместо этого.

Поговорим о музыкальном устройстве второй симфонии и посмотрим, из чего состоят первые две части.

🎺 Вступление к первой части — sostenuto assai, медленный хорал, который поручен медным духовым. Это хоральная прелюдия в баховском духе, но отчасти ее гармоническая структура также похожа на фанфары в начале «Лондонской» симфонии № 104 Гайдна. Это можно трактовать как некий исход из мрака души.

→ Йозеф Гайдн. Лондонская симфония № 104
Видеопример
⏱ Время прослушивания: 31 минута

🌚 В основной теме есть два плана. Первый — это движение струнных, которое напоминает поиски чего-то в темноте. Оно сумеречное и скованное. Медные духовые звучат как призывы к воле, которая как бы взывает к жизни. Этот шумановский подход по своему смыслу напоминает колдовство. Потом вступают деревянные духовые с мотивом жалобы. А далее — более настойчивый и активный призыв к воле. После этого движение в музыке оживляется и в ней появляются предвестники перехода к аллегро.

📏 Темп здесь обозначен как allegro ma non troppo, то есть аллегро, но не слишком. А само аллегро переводится как «весело». Здесь Шуман для реконструирования темы выбирает острый и пунктирный ритм. Для него это является важным выразительным средством, с помощью которого проявляется упорность, настойчивость и некоторая сбивчивость. Мотив жалобы снова появляется, но звучит иначе именно благодаря тому, что рядом теперь есть и другой.

☄️ Побочная партия и движение струнных тоже взяты из вступления. В них также есть мотив жалобы, ритм также преображается. То есть упорное движение вперед — это даже не метафора, это буквальное выражение преодоления мрака депрессии. В разработке движение становится еще более активным, но мрачным и несколько недобрым. Разработка здесь очень строгая: пульсирующая ритмом ткань музыки, вплетение мотивов жалобы и тех глубин, из которых Шуман пытается выйти, и мотив воли, которая утверждается в репризе и коде.

🌓 Если рассуждать о первой части с точки зрения качества музыки вообще, то нельзя не заметить некоторые однообразие и монотонность. Контрастов не так много, оркестровка достаточно проста, но если это объяснять через психологию, то Шуман крайние внимателен к этим вещам. Он очень точно отражает состояние движения к одной цели — выхода из мрака к свету.

🔄 Во второй части симфонии Шуман меняет классическую структуру: вторая и третья части меняются местами. Вторая часть симфонии — это скерцо с двумя трио. Во втором трио появляется мотив си-ля-до-си — это музыкальная анаграмма Баха. Также там есть мелодии, из которых получается очень красивый музыкальный узор. Здесь есть контраст: к примеру, это скерцо контрастирует с первой частью, а если бы вместо скерцо было адажио, то это создало бы ощущение монотонности. Оно наполнено тембровый игрой, а непрерывность бега шестнадцатых нот в главной теме перемежается с первым трио, которое имеет черты народного праздника.

🎤 Второе трио больше развернуто в сторону песен. Если исключить последнюю репризу, то скерцо звучит больше как инструментальная интермедия, легкая передышка. Но в последней ревизии снова появляется мотив воли, звучат те же самые медные духовые, и после этой краткой передышки нить повествования восстанавливается.

Закончим разбирать вторую симфонию Шумана и посмотрим, к чему она приходит в конце.

🙏 Адажио из этой симфонии — это один из лучших примеров лирики Шумана. Здесь тоже есть связь с баховской музыкой: он обращается не только к стилю, но и к вере. Это не слишком религиозная вера, скорее, как вера в лучшее будущее, надежда на спасение и на счастливый исход. И здесь сочетаются свойственный Шуману лиризм и строгость и внутренняя сосредоточенность арий Баха.

🎶 Тема хорошо приспособлена к полифонии, ее нельзя назвать чисто драматической. У Шумана она с самого начала соединяется с мелодическим басом. Здесь также очень тонкая работа темпов. В музыке адажио есть трепет и устремление к новым вершинам, свобода, с которой необычно для Шумана превращается мелодия. Кажется, что это совершенно разные, даже противоположные стили, сочетание несочетаемого. Но их слияние получилось таким, что, если не задумываться, этой разницы и противоположности незаметно. А все противоречия поданы умно и тонко.

💫 Финал аллегро molto vivace написан в очень свободно трактованной сонатной форме. Вторая тема родственна началу адажио. Здесь появляется последняя песня из цикла «К далекой возлюбленной» Бетховена. Финал Шуман сочинил последним, в письме он писал, что впервые начал ощущать себя, что победа духа наступила. Про форму финала есть разные мнения: в целом, он в сонатной форме, но как это часто бывало, это нечто среднее между сонатой и рондо. Движение в нем очень целеустремленное, краткое вступление дает к нему толчок, появляется главная ликующая тема, потом возникает как бы развитие темы адажио.

🔥 В первой репризе, если мы считаем это рондо, или в развитии, если мы считаем это сонатой, музыка переходит в большое построение. Оно основано на вступлении к финалу и постепенно превращается тоже в хорал, который мы слышали ранее. Но теперь это звучит как торжествующий гимн победе. Поэтому вновь появляется музыка в миноре, близкая теме адажио. Завершает все развернутая кода, где мы слышим два варианта этой темы. Именно к этому направлено все развитие. Здесь есть сила и простота, радость, что надежды композитора осуществились.

→ Людвиг ван Бетховен. «К далекой возлюбленной»
Видеопример
⏱ Время прослушивания: 5 минут

→ Роберт Шуман. Вторая симфония
Видеопример
⏱ Время прослушивания: 36 минут

курс Level One
Как устроена музыка

Курс из 5 лекций, который поможет взглянуть на музыку с научной точки зрения. Дадим ответы на «простые вопросы»: как устроены ноты, аккорды и тональности и почему одна музыка нам нравится, а другая — вызывает дискомфорт. А заодно поймем, что общего у Пифагора, Баха и Моргенштерна, и какой будет музыка будущего.

Сегодня можно купить со скидкой 50%
3500₽ 1750₽
образовательный проект level one
Начните разбираться
в сложных
темах
с самыми вдохновляющими экспертами
Только проверенные лекторы
23 тысячи отзывов
на лекции и практикумы
Вам понравится
4,9 из 5,0
средний рейтинг лекции
Есть из чего выбрать
До 10 разных
вебинаров в день
;