angle-down facebook instagram vkontakte warning

Квартеты Бетховена

Квартеты #8 и #9

Закончим обсуждения квартетов из опуса 59 и узнаем, почему девятый квартет получил название «Героический».

Это часть интерактивных уроков, подготовленных образовательной платформой Level One в сотрудничестве с крупнейшими российскими экспертами.
Еще 500 уроков по 15 направлениям, от истории и архитектуры до здоровья и кулинарии на levelvan.ru/plus
посмотреть все уроки
Автор урока
Денис Великжанин
Музыкальный критик, искусствовед, член союза композиторов России

Обсудим второй квартет из опуса 59 и восьмой среди всех квартетов Бетховена. Он написан в тональности ми минор и сильно отличается по характеру от предыдущего квартета. Больше всего друг на друга не похожи их первые части.

💥 В первом квартете преобладало достаточно спокойное и радостное настроение. А здесь мы слышим отзвуки борьбы, еле сдерживаемого, подавляемого гнева, сражения с силами рока. И если в первом квартете музыка как бы лилась одним потоком, не было части принятых повторений, то здесь повторяются не только экспозиции, но и разработка с репризой.

🎵 Первая часть — аллегро, написанная в сонатной форме. Она начинается с двух вступительных аккордов, которые как бы призывают к вниманию. Дальше, после генеральной паузы, очень тихо, на двух пиано начинается тема главной партии. Первая часть состоит из развернутого по нотам ми-минорного квартсекстаккорда, а вторая — из разложенного доминантсептаккорда. Первая часть темы — это обращение устойчивого трезвучия, а они все устойчивые: и секстаккорд, и квартекстаккорд. Это дано в тесном изложении, когда ноты стоят рядом, или в широком изложении, когда вторая или третья нота перенесена на октаву вверх или на интервал больше октавы. Но все равно это аккорд, который создает впечатление устойчивости, когда не возникает желания его во что-то разрешать, это консонант. А аккорд, из которого появилась вторая тема — это диссонанс, который требует разрешения, то есть здесь устойчивость переходит в неустойчивость, и это задает движение музыкальной мысли.

💫 После изложения этой темы снова такт паузы, потом тема повторяется в другой тональности. Это придает развитию большую яркость и динамику, и мы снова слышим паузу. Вагнер говорил о бетховенских паузах, что они являются почти мелодиями. Но когда мы отмечаем важность пауз, то уже погружаемся в пространство даже не гармонии и метафизики, а тонких законов устройства временных искусств, которые связаны с законами работы нашего восприятия. И хотя при разговоре о восприятии возникает желание все измерить и посчитать, Бетховен все-таки опирался на предшествующую традицию и пользовался интуицией, а не наработками нейробиологии.

🎻 Дальше мы слышим, как первый мотив начинает разворачиваться. Из него появляется печальная мелодия, которая отдана обоим скрипкам и виолончели, а на нее отвечает новая тема, которая приводит к нежной и короткой побочной партии. Эта побочная партия не велика, она чуть-чуть больше такта и движется по модели ре-мажорного трезвучия, не выходя за его пределы. Только фа-диез немного обыгрывается, и потом вся остальная партия развивается.

👍 Краткость музыкальной темы в таких сложных произведениях — не недостаток, а насущная необходимость. Ведь если есть задача создать многообразие на основе единства, то слишком большая индивидуальность и яркость темы или сложность мешают. Трудно взять без обработки тему из какого-либо романса или народной песни и включить ее в симфонию, как финал четвертой симфонии Чайковского «Во поле береза стояла». Брамс справедливо критиковал этот финал, отмечая, что в симфонии не может быть такой музыки. Она сама по себе слишком индивидуальная для того, чтобы стать органической частью целого. А небольшие темы для этого замечательно подходят.

🌞 Далее появляется заключительная партия с синкопами. Она начинается, как и тема главной партии, пианиссимо, то есть на двух пиано, и затем постепенно усиливается. Кажется, что из утреннего предрассветного зыбкого тумана выступает солнце, и туман рассеивается. И после солнечного, победоносно звучащего соль мажора — это мажор, параллельный ми минору, экспозиция подходит к концу.

Теперь посмотрим на разработку первой части, в которой есть отзвуки героических мотивов.

🔂 Разработка, как и экспозиция, начинается двумя аккордами. Они, как и следующая за ними пауза, повторяются три раза — сначала тихо, даже робко, а потом решительно, героически. Повторение трех аккордов в разработке — это отзвук традиции импровизировать. В барочные времена импровизации были тесно связаны с фортепианной музыкой, и импровизация — это развитие какой-то темы или плетение фуги на основе темы или дальнейшее ее развитие.

🎶 Здесь композитор три раза пробует звучание: пока не находит нужного ему оттенка или пока не приходит в нужное ему настроение. Чисто психологически это можно описать именно так. Повторы в музыке эпохи классицизма — это отдельная большая тема, которая связана с темой музыкальной формы и правилами ее устройства. Музыковедческое объяснение этих повторов иное. Но произведение можно рассматривать на многих уровнях, в том числе психологическом.

☄️ Первый раздел разработки строится на развитии двух мотивов главной партии. Это естественно, ведь то, что есть в экспозиции, дальше подлежит своему развитию в разработке. Потом развертывается величественный эпизод, в до мажоре с большой силой звучит мотив интродукции и сопровождается стремительной бурной двухголосной фигурой шестнадцатых. Но эта энергия растрачивается, появляется раздел пианиссимо и предпринимается новая попытка увеличить эту музыкальную энергию. Это приводит к ритардандо, то есть замедлению, которое можно истолковать как вздохи или мольбы. Но они не в духе утешений Листа, а создают ощущение, что человек с очень большой внутренней силой взывает молитвами. Дальше у Бетховена настроение скорби переходит в настроение гнева — инструменты соединяются, играют в унисон, звучит новая тема, которая полна гордости и протеста.

🎼 Реприза в основном повторяет экспозицию. После модуляции в другую тональность заключительного предложения репризы полностью повторяется вся разработка и вся реприза. Бывает, что это повторение опускается при исполнении квартета, потому что есть такое отношение музыкантов к репризам. В целом, для того чтобы форма сложилась в классическом понимании, реприза не обязательна — форма и так устойчива. Но Бетховен написал репризу, потому что хотел с ее помощью выразить нечто: утвердить это настроение, придать ему большую сложность. Поэтому эти репризы лучше исполнять.

🆕 В коде звучат основные принципы экспозиции, но среди них появляется новый материал. Очень интересен раздел, в котором синкопы как бы наползают друг на друга, движение голосов активизируется и приходит к мощному унисонному изложению темы главной партии, которая довольно быстро затихает и заканчивается первая часть.

Телеграм-канал
Level One

Вдохновляющие посты, новые запуски и подарки только для подписчиков

подписаться

Посмотрим на вторую часть квартета, в которой можно услышать предвосхищение музыки романтизма.

🌀 Вторая часть — адажио, написана в сонатной форме, настроение у нее очень возвышенное. Оно интересно тем, что, несмотря на то, что адажио написано в сонатной форме, ни один из разделов не получает явного завершения, а вместо этого соединяется со следующим. Здесь есть предвосхищение бесконечной мелодии Вагнера, и у Бетховена во второй половине жизни такие мелодии встречаются достаточно часто.

💫 Об обстоятельствах его написания нам известно по свидетельствам Карла Черни. Бетховен гулял ночью в Баденской долине, созерцал звездное небо, размышлял о гармонии небесных сфер, испытывал от этого восторг. Это волшебство, какое-то необычное состояние, одновременно и тревожное, и ясное, отчасти скорбное, как раз передано этой неторопливо и непрерывно движущейся мелодией. Это предвосхищение не только Вагнера, но и вообще всего романтизма, который занимался изображением музыкальных состояний. В указании к исполнению написано, что эту часть следует исполнять с глубочайшим чувством.

🙏 Первая тема адажио напоминает хорал, а хорал всегда очень строг. Его продолжение смягчается, появляется новая тема с пунктирным ритмом, которая звучит сначала на пиано, потом восходящим движением обращает его звучание. В низких голосах мы слышим героический мотив, а первая скрипка взлетает наверх к звездам с тем, чтобы снова вернуться на землю. Далее все инструменты соединяются вместе, чтобы снова дать этот героический мотив, но уже после двух тактов звучания он замирает и ведет к следующему. Звучит так, будто музыка ведет нас в какие-то далекие миры. Но приводит она нас не в далекие миры, а к заключительной теме, которая выражает чувство глубочайшего покоя.

🌚 В разработке эта картина внезапно окрашивается в мрачные тона. Движение становится интенсивным, потом замирает и совершенно незаметно после этого замирания делает поворот к репризе. Нижний голос звучит очень оживленно, и тема главной партии из-за этого получает новую окраску. Дальше контрасты заостряются, в коде появляется тема главной партии, которая звучит с той силой звука, которую может дать только струнный квартет. Завершается эта часть триолями из побочной партии, которые раньше звучали оживленно, а теперь исполнены покоем и они как бы переходят из голоса в голос, становятся все тише и потом замирают.

Теперь разберем последние части квартета и узнаем, почему его можно назвать самым темпераментным из бетховенских квартетов.

🔮 Третья часть квартета носит весьма своеобразный характер. Бетховен назвал ее не скерцо или менуэт, а просто аллегретто. Характер отчасти риторический, даже несколько кокетливый, написанный в трехчастной форме. В первом разделе мы слышим как бы хромающий ритм, и вместо первой сильной доли такта под ударение поставлена вторая. Второй раздел аллегретто окрашен в юмористические тона. В репризе мы слышим чистую лирику, иногда с оттенком меланхолии.

🎤 Трио составляет своеобразный контраст к первой части аллегретто, имеет песенный характер. Здесь за тему взята тема песни «Уж как на небе слава». Она подвергается полифонической разработке: сначала повторяется в низком регистре, потом — в высоком, изложение становится богаче, полнозвучнее и превращается в блестящий великолепный канон с очень свободным ведением голосов. Дальше возвращается первое аллегретто, за ним трио и первая часть скерцо снова должны повторяться, но исполнители тоже часто это опускают. Сама мелодия по звучанию ничем не уступает самым известным темам европейской музыкальной культуры.

🎉 Финал написан в форме рондо сонаты в темпе престо. Совершенно неожиданно он начинается в до мажоре, из которого с большим изяществом развивается великолепная тема главной партии, которая наполнена ликованием и радостью. Тема побочной партии в ля миноре колеблется между настроениями: печальным, которое является естественным следствием минорной тональности, и не лишенным юмора. Затем появляется первый мотив, который должен подготовить возвращение первой темы — быстрый, воздушный, звучащий также на двух пиано, который проводится по всем голосам.

💥 Разработка здесь очень яркая, красочная, полная жизни. Она приводит к теме главной партии, и следует новая волна разработки, которая вводится в репризу. Следующая подготовка к последнему проведению главной партии весьма причудлива, а после возвращения главной партии мы слышим нарастание и силы звука, и чувства в музыке, которое приводит к коде. Если говорить об эмоциональных свойствах музыки, то этот квартет — один из самых темпераментных из тех, что написал Бетховен.

Людвиг ван Бетховен. Струнный квартет № 8 ми минор
Видеопример
⏱ Время прослушивания: 34 минуты

Обсудим девятый квартет до мажор под названием «Героический». Название дал не Бетховен, а последующие поколения музыкантов. Характер звучания квартета полон героики, особенно в финале, где четыре инструмента звучат по своей выразительной мощи как симфонический оркестр.

🎼 В этом квартете Бетховен впервые в квартетном жанре начинает первую часть с медленного вступления. Оно приглашает вслушаться, что будет дальше — как будто вход во внутренний мир композитора. Бетховен мог начать с главной партии, и форма сложилась бы, но психологический эффект был бы не тот. А такая подготовка впечатления приводит к тому, что тихое звучание начала аллегро в партии, которая излагается первой скрипкой, звучит особенно трогательно. Первые аккорды интродукции далеки от основной тональности, и музыка движется как будто на ощупь. А в аллегро это тихое, несколько робкое вступление сменяется торжествующей тоникой, до мажором, куда музыку приводит очень простая модуляция. В главной партии звучит мотив триумфа.

💫 Композиторы классицизма тоже использовали медленное вступление: это есть в гайдновских симфониях, похожий переход в до-мажорном квартете Моцарта. Но Моцарт в духе своей эпохи делает вступление слишком суровым: ничего не говорит о том, что после него появится беззаботное светлое аллегро. Мы слышим просто контраст и расчет на то, чтобы удивить публику. А у Бетховена переход из тьмы к свету и психологически, и интонационно звучит очень убедительно. После блеска и изящества главной партии аллегро виваче у связующей партии вновь появляется настроение задумчивости и задушевности. Виолончель играет в верхнем регистре, который как бы видоизменяет порывистость аллегро виваче.

💥 Тема побочной партии вновь оживляет ритмический рисунок. Дальнейшее развитие до самого конца экспозиции носит характер экстравертного концертного блеска. Борьба между голосами напоминает похожие моменты у Гайдна в третьем квартете из опуса 76 и у Моцарта в до-мажорном квартете. Ничего дурного в этом нет: это великие предшественники, которые создали жанр, на них необходимо оглядываться. Но у Бетховена это проявляется в более зрелом качестве с точки зрения самой музыкальной традиции. Отдельные разделы формы он объединяет очень пластично, и насколько контрастен и ярок переход в моцартовском квартете, настолько же здесь не только этот переход, но и вся форма собрана очень плавно — как некий сплав различных элементов.

🎵 Заключительная партия начинается мотивом, который напоминает первую часть четвертой симфонии. После этого появляется тема, полная робости и сомнений, но буквально через несколько тактов она освобождается от печали и набирает силу. Бетховен удивительным образом сумел соединить блестящую, светлую по характеру экспозицию с очень психологичным вступлением в разработке так, чтобы не нарушить единство построения. А после этого появился совершенно другой круг образов в аллегро виваче. Дальше музыка путешествует через тональности и, кроме чисто логических переходов из одной тональности в другую, очень интересно, как через ритм и строгость этого ритма музыке передается огромная сила.

Дальше во всех инструментах продолжается очень ритмичное движение. Но оно затихает, и почти незаметно появляется очень певучая мелодия, которая приобретает грустный, немного ностальгический характер. Но вскоре это настроение проходит, ритм снова становится более напряженным, сила звука возрастает, и у скрипки в свободном изложении появляется первая тема аллегро виваче, которая знаменует начало репризы.

🌟 Реприза существенно отличается от этой экспозиции. Здесь видоизменен ритм, и мотиву триумфа придан еще больший блеск. Из этой фигуры получается новый вариант, который последовательно разрабатывается. Поскольку он сам содержит больше энергии, то больше энергии содержит и разработка. Реприза заканчивается оживленно, а в коде совершенно неожиданно появляется в последний раз тема связующей партии и хроматически движется вверх, что приводит первую часть квартета к очень мужественному и яркому концу.

Теперь посмотрим на вторую и третью части квартета, где есть мотив скорби и намек на его разрешение.

🎻 Вторая часть, анданте, написана в сонатной форме с неполной репризой. Ее музыка больше соответствует квартетной, чем другие части, и изложена не такими крупными штрихами. Анданте начинается глухими пиццикато у виолончели, к которым на пиано присоединяются последовательно основные три голоса. Мелодия трогательная, печальная, даже жалобная. У нее песенный характер, как будто человеческий голос. Через свободное преобразование первой темы у альта мы приходим ко второй теме. Сквозь настроение печали и горя мы слышим какое-то светлое воспоминание, картину из другого времени и мира, где то, что привело к скорби, которую мы слышали в первой части, то ли еще не случилось, то ли его вообще не было. Как только это утешение замирает, у виолончели звучит мотив из первой части.

🙏 Начинается разработка, где эта бесконечная мелодия скорби преобладает, но скорбь постепенно смягчается. Разработка всегда ведет к изменению чувства, к его преобразованию. Как и в жизни, в музыке чувство может меняться как угодно, и здесь оно движется, учитывая драматургию, к смягчению. Далее появляется тема побочной партии, которая звучит особенно просветленно. Это звучание прерывают резкие пиццикато виолончели, которые последовательно движутся вниз до очень низкой ноты. Это как будто возвращение в реальность, которую олицетворяет та скорбная тема, с которой началась вторая часть.

😔 Реприза, как и экспозиция, заканчивается предложением, в котором мы слышим монотонный мотив. Эту монотонность прерывают еще более резкие возгласы горя, и финал здесь, конечно, не радостный. Если рассуждать с точки зрения движения чувств, то, если есть горе, его нужно победить. Даже если это минорная часть, все равно в миноре можно написать музыку, которая звучит просветленно. Горе может привести к гибели, трагедии — это, скорее, у романтиков. Но также горю можно покориться, смириться с ним, и это смирение как раз заканчивает вторую часть квартета.

Третья часть — менуэт, некий отдых от тех волнений, которые мы переживали во второй части. Он ориентирован даже не на гайдновские, а на старинные французские менуэты. Он изящен, игрив, несколько капризен, но вместе с тем оживлен. И эти же чувства передаются в трио, которое состоит из двух разделов. Первый заканчивается в до мажоре, а второй, совершенно внезапно, начинается в ля мажоре и приводит к основной тональности трио в фа мажоре.

💥 После повторения второго раздела возвращается менуэт, затем идет до-мажорная кода, которая построена на теме менуэта. Если прослеживать эту логику эмоций, не совсем понятно, что будет дальше, ведь то, что навевало грусть и скорбь, исчезло. По идее, должен быть какой-то триумф. Чтобы предугадать, надо посмотреть, как заканчивается кода — на доминантсептаккорде до мажора. Это аккорд, который требует разрешения и вызывает у нас чувство, что дальше последует что-то значительное — так и происходит.

Финал квартета полон героики, а по звучанию напоминает симфонический оркестр. Посмотрим, как Бетховену удалось достичь такого эффекта.

💥 Если бы квартет писал предшественник Бетховена, у него мог бы быть легкомысленный финал. Сначала были борьба и страдание, потом грусть, но вскоре все развеялось и пришло в равновесие. Но Бетховен создает знаменитый героический, очень напряженный и красочный по своему звучанию финал с оттенком победы и триумфа. Во время работы над последней частью композитор пишет в тетрадях о своей глухоте: «Пускай твоя глухота не будет более тайной даже и для искусства. Никогда ничто не помешает тебе сочинять музыку». Это решение, которое он принял, очень судьбоносное.

🤝 По устройству финал квартета представляет собой объединение полифонической и сонатной форм. Главная партия изложена в виде фугато, тема появляется у альта, к нему присоединяется виолончель и первая скрипка, которая занимает ведущую роль в создании и движении голосов. Остальные инструменты это движение поддерживают, что приводит к мощной и энергичной кульминации. Тема звучит почти как клич полководца, который, когда сражение уже в самом разгаре, поднимает боевой дух своего войска. Но этот пыл постепенно затухает, уступая место игре ответов и откликов.

🎼 Далее вступает тема побочной партии. Здесь особенно интересно следить за движением голосов, как они движутся сами по себе, как встречаются и создают фон. Это гибкие, очень живописные картины, ради которых и стоит слушать квартеты Бетховена, потому что это настоящее полотно в звуках. Такого неостановимого подъема чувства до Бетховена в квартетной литературе не встречается, только в симфонической, потому что никто до него не осмеливался написать так. Но вдруг после этого подъема неожиданно возникает реприза, снова звучит фугато, которое теперь сложнее и многообразнее. Здесь особенно важно обратить внимание на коду с цепью нарастаний блеска и звучности. Это происходит на фоне огромной контрапунктической сложности: сверкающие трели сначала у первой скрипки, потом у второй и у альта образуют контраст в отношении противостоящих им одновременно и одной теме, и контрапункту.

🎻 Эпизод с трелями сменяется другим, где контрапунктирующая тема в средних голосах противопоставляется основной теме скрипки. Потом этот импульс большой силы, который был основной темой, постепенно сообщается всем инструментам, которые устремляются вперед к ликующей победе. Последние 30 тактов содержат великолепное крещендо. И за счет чего получается эта почти симфоническая мощь, не совсем ясно. Физическая громкость звучания инструментов ограничена, но здесь они как будто удваиваются или даже утраиваются. Из-за того, что в финале есть симфонизм, иногда его исполняют целым струнным оркестром, что звучит более впечатляюще. Но зато нет ощущения увеличения количества инструментов, того, что музыка имеет безграничную мощь. Для камерной музыки такая мощь чувств была не принята, а Бетховен показал, что можно делать и так.

💫 В этом квартете используются приемы симфонического письма. Характер музыки требует иных средств, чем те, которые обычно принято ассоциировать с квартетами, где раскрываются очень тонкие личные переживания. Стиль письма гораздо больше подходит для оркестра. Но это сделано не по неумелости, а по замыслу, как одно из выразительных средств. Можно провести параллель: часто, встречаясь в жизни с человеком, мы видим какую-то его часть, а за этим стоит нечто гораздо большее. Так и с музыкой здесь: она всегда как бы намекает на что-то вне ее, и это постоянное присутствие скрытого потенциала тоже добавляет оттенок к впечатлению.

Людвиг ван Бетховен. Струнный квартет № 9 до мажор
Видеопример
Время прослушивания: 29 минут

курс Level One
Как устроена музыка

Курс из 5 лекций, который поможет взглянуть на музыку с научной точки зрения. Дадим ответы на «простые вопросы»: как устроены ноты, аккорды и тональности и почему одна музыка нам нравится, а другая — вызывает дискомфорт. А заодно поймем, что общего у Пифагора, Баха и Моргенштерна, и какой будет музыка будущего.

Сегодня можно купить со скидкой 50%
3500₽ 1750₽
образовательный проект level one
Начните разбираться
в сложных
темах
с самыми вдохновляющими экспертами
Только проверенные лекторы
23 тысячи отзывов
на лекции и практикумы
Вам понравится
4,9 из 5,0
средний рейтинг лекции
Есть из чего выбрать
До 10 разных
вебинаров в день
;