angle-down facebook instagram vkontakte warning

Архитектура музеев

Новый музей в Берлине: здание как экспонат

Новый музей в Берлине — пример того, как само здание может стать главным экспонатом и рассказывать историю Германии 20 века. Узнаем, как здание музея стало слепком исторических событий.

Это часть интерактивных уроков, подготовленных образовательной платформой Level One в сотрудничестве с крупнейшими российскими экспертами.
Еще 500 уроков по 15 направлениям, от истории и архитектуры до здоровья и кулинарии на levelvan.ru/plus
посмотреть все уроки
Автор урока
Александр Острогорский
Архитектурный критик, преподаватель архитектурной школы МАРШ.

1. Кадр из фильма «Розенкранц и Гильденстерн мертвы» (1990), режиссер и сценарист Том Стоппард. Картина показывает события «Гамлета» глазами двух его приятелей — Розенкранца и Гильденстерна. В итоге получилась не трагедия, а комедия. Фильм построен на постмодернистской игре «в Шекспира» и пытается понять, какую роль классический текст играет в современном мире. В 1990 году получил «Золотого льва» в Венеции
2. Берлинская стена, 1973
3. Расположение Берлинской стены на современном спутниковом снимке (стена обозначена желтой линией)
4. Падение Берлинской стены, 1989
5. Остатки Берлинской стены, 2016 — власти Германии решили сохранить отдельные фрагменты Берлинской стены, которые стали памятником самим себе
6, 7. Восстановленный купол Рейхстага, арх. Норман Фостер — прозрачный купол символизирует открытость и демократичность новой власти
8. Потсдамская площадь, современный Берлин
9. Реконструированный Новый музей. Арх. Дэвид Чипперфильд, Берлин, 1999–2009

Новый музей (Neues Museum) в Берлине — это интересный пример того, как само здание музея становится музейным экспонатом, а современная архитектура пытается найти общий язык с исторической.

Почему в 1990-е годы эта тема вообще стала актуальной 👇

🌐 Культура все больше осмысляет современность. Кино, реклама, интернет становятся все сложнее и ярче — как и архитектура. Культурные проекты рефлексируют над современностью и местом культуры в ней, итогами постмодернизма и политики мультикультурализма. Это происходит на фоне развала Советского Союза, распада соцлагеря — и объединения Германии.

Важными становятся дискуссии о преодолении исторических травм и взаимодействии с прошлым. Мир пытается понять роль истории в современности, что происходит с послевоенным наследием и наследием коммунизма, как взаимодействовать с новыми государствами. В Германии сложилось общее видение, что кроме осуждения и вины проблема Второй мировой и нацизма должна быть подвергнута анализу, ее надо не вычеркнуть из истории, а сделать частью современного сознания с соответствующими оценками.

🏗 Начинается восстановления Берлина. После разрушений Второй мировой он получил еще одну травму — стену, проходящую через центр города. Возле стен никогда нет никакой активности, будь то стена гаражного кооператива или огромного города. В Берлине безжизненная окраина оказалась в самом центре. Чтобы он смог стать экономической и политической столицей объединенной Европы, нужны новые деловые и культурные центры. В проектах участвует много передовых европейских архитекторов.

Телеграм-канал
Level One

Вдохновляющие посты, новые запуски и подарки только для подписчиков

подписаться

1. Новый музей. Арх. Фридрих Август Штюлер, Берлин, гравюра 1850
2. «Египетский двор Нового музея», Эдуард Гертнер, 1862
3. Разрушенный Египетский двор Нового музея, Берлин, 1949
4. Руины Нового музея, 1984
5, 6. Отреставрированный фасад Нового музея
7. Холл Нового музея, 2009
8. Египетский двор Нового музея, 2011

Давайте поговорим о самом Новом музее и его архитектуре. Музейный остров был расположен в Восточном Берлине и во времена ГДР находился в очень плачевном состоянии.

🏛 Новый музей не был особенно интересным по архитектуре или привлекательным для публики. В нем есть интересные исторические экспонаты, но туристы обычно любят их меньше, чем искусство. Это отчасти объясняет, почему его не стремились восстановить после войны, и он так и остался в виде руин.

Что сделал с этими руинами приглашенный английский архитектор Дэвид Чипперфильд 👇

🧩 Четко разделил старые и новые части. В этом он следовал Венецианской хартии реставраторов, принятой в 60-е годы: в архитектурном памятнике все пристройки к подлинным фрагментам здания должны явно выглядеть новыми. Грубо говоря, нельзя заделать стену и сделать вид, что так и было.

🧱 Зафиксировал руины, разрушенные во время войны. В старых частях остались следы снарядов и пуль, а новые контрастны по цвету и материалу, но выполнены очень деликатно и не бросаются в глаза. Получился памятник, который предъявляет травму, а не маскирует ее.

🔨 Работал над реставрацией около десяти лет. Понадобилось много физического труда реставраторов, строителей, архитекторов, пришлось изготавливать новые материалы и использовать старинные технологии, чтобы в полной мере восстановить конструктивные и акустические особенности пространства.

1. Танцевальный перформанс «Dialoge 09» — в 2009 года до размещения экспонатов 35 танцоров и 30 музыкантов под руководством хореографа Саши Вальц устроили в 20 залах музея представление для зрителей. Перформеры перемещались по зданию, демонстрируя его симбиоз и конфликтность старых и новых частей
2–10. Интерьер Нового музея

Реконструкция Нового музея заняла 10 лет и завершилась в 2009 году. Посмотрим, как его архитектура взаимодействует с экспонатами.

🗿 Основная коллекция — исторические экспонаты. В здании размещаются Египетский музей и собрание папирусов со знаменитым бюстом Нефертити, а также Музей доисторического периода и ранней истории.

🔄 Отдельная зона рассказывает про историю самой коллекции. Некоторые ценности из нее были возвращены странам, из которых их привезли. Такие экспонаты в свое время появились в музее даже не во времена нацистов, а в 19 веке, в результате не всегда корректных археологических работ и закупок.

🏛 Здание музея стало частью экспозиции. В других музеях архитектура может нас радовать, восхищать или удивлять, но ее можно игнорировать, сосредоточившись на экспонатах. Новый музей специально сделан так, чтобы привлекать внимание к архитектурным особенностям. Поскольку коллекция музея не всегда интересна широкой аудитории, здание становится серьезным конкурентом своему содержанию.

1, 2. Музей «Kolumba». Арх. Петер Цумтор, Кёльн, реконструкция 2007
3. Политехнический музей. Арх. Николай Шохин, Москва, 1877
4, 5. Проект реконструкции Политехнического музея в Москве. Арх. Дзюнья Исигами, 2011
6, 7. Музей Garage в Парке Горького. Арх. Рем Колхас, реконструкция 2015
8, 9. Флигель «Руина» Государственного музея архитектуры им. Щусева. Арх. Наринэ Тютчева, реконструкция 2017

Давайте посмотрим другие музеи, в которых история здания и его архитектура имеют не меньшее значение, что и их экспонаты.

⛪️ Музей «Kolumba», Кёльн. Очень небольшой музей современного искусства представляет собой пристройку к собору, пострадавшему во время Второй мировой. От старой архитектуры осталось совсем немного. Архитектор Петер Цумтор, который славится трепетным отношением к материалам, построил стены из кирпичей особой формы, так что кладка напоминает старую, но не путается с ней. В некоторых местах кладку заменяет гладкий бетон. Самая эффектная находка — просвечивающая стена, которая создает эффект готического витража.

🌳 Проект реконструкции Политехнического музея в Москве. Японский архитектор Дзюнья Исигами часто затрагивает тему взаимодействия человека и природы, поэтому в 2011 году совместно с бюро Arup предложил музею, посвященному развитию техники и цивилизации, сделать сад вокруг здания и под ним. Поляна от Лубянского сквера должна была доходить до здания музея, пройти по его внутренним дворам и пойти дальше. Получился бы мощный контраст с технологическим наполнением музея. К сожалению, в таком виде проект не смогли реализовать, и теперь он выглядит совсем иначе: вокруг Политеха действительно появится галерея (она уже есть, но пока музей не работает — это просто проход вдоль здания), но такого эффекта уже не будет.

⬜️ Музей Garage в Парке Горького. Как и в случае Нового музея, архитектор Рем Колхас хотел сохранить исторический слой изначального здания. Парадокс был в том, что это здание — бывший ресторан «Времена года», совершенно рядовая модернистская архитектура. Много лет назад ресторан сгорел, и остались развалины. Колхас отнесся к ним как к памятнику модернизма, но так как это не официальный исторический памятник, у него оказались развязаны руки. Он закрыл нижнюю часть здания, чтобы увеличить площади, покрыл все здание стеклом и поликарбонатом, которые напоминают о модернизме, на пол постелил плитку в советском стиле (воспроизвести его оказалось очень дорого). И главное — сохранил многие части старого: основные конструкции, части старой кирпичной кладки, плитки, мозаику. Получился хороший музей современного искусства с большими открытыми пространствами.

🧱 Флигель «Руина» Государственного музея архитектуры им. Щусева. Музей занимает московскую усадьбу. На заднем дворе стоял флигель для разных нужд, который в итоге сгорел. Для реставрации музей пригласил архитектора Наринэ Тютчеву, которая предложила максимально сохранить руину. Даже когда ставили новые стены и разбирали старые, каждый кирпич пронумеровали, чтобы потом положить в том же порядке. Памятник зафиксировали в текущем виде и обеспечили условия, в которых он не будет разрушаться дальше: закрепили, утеплили, поставили окна. Кое-где даже сохранили проваленные перекрытия и разрушенный пол. Для музея архитектуры это логично: можно увидеть структуру здания, как построены стены.


курс Level One
Как разбираться в архитектуре

Курс из 5 лекций о том, как понимать архитектуру и видеть разницу в стилях: от античности до авангарда. После курса прогулки и путешествия наполнятся красотой — вы будете замечать красивые детали зданий вокруг себя, и сможете поделиться впечатлениями.

Сегодня можно купить со скидкой 50%
3500₽ 1750₽
подробнее о курсе
образовательный проект level one
Начните разбираться
в сложных
темах
с самыми вдохновляющими экспертами
Только проверенные лекторы
23 тысячи отзывов
на лекции и практикумы
Вам понравится
4,9 из 5,0
средний рейтинг лекции
Есть из чего выбрать
До 10 разных
вебинаров в день
;