angle-down facebook instagram vkontakte warning

Символизм в литературе

Русский символизм: старшие символисты

Мода на символизм привела к появлению огромного самостоятельного движения в России. Узнаем, как наше течение отделилось от европейского и стало самостоятельным.

Это часть интерактивных уроков, подготовленных образовательной платформой Level One в сотрудничестве с крупнейшими российскими экспертами.
Еще 500 уроков по 15 направлениям, от истории и архитектуры до здоровья и кулинарии на levelvan.ru/plus
посмотреть все уроки
Автор урока
Наталья Ласкина
Кандидат филологических наук, руководитель новосибирского образовательного проекта «Открытая кафедра».

Теперь поговорим о символизме в России. Начнем со старших символистов.

❗️ Главное отличие русского символизма от французского — в идеологическом масштабе. В России к поэтам присоединились философы, мистики, теоретики искусства, да и у самих поэтов были философские амбиции.

🇫🇷 Во Франции слово «символизм» было способом объединить под одним термином новых поэтов, не вписывавшихся в традицию. В России символисты рассчитывали на осознанное, программное преобразование искусства.

📚 Не меньше, чем чтение Верлена и Малларме, на них повлияло чтение новых, неклассических философов — в первую очередь Ницше. Огромное значение для них имела философия Владимира Соловьева (который первых символистов не принял категорически) и разнообразные мистические учения.

Что общего у этих идей?

➖ Вселенский масштаб.
➖ Желание сразу полностью переписать то, как мы понимаем человека, вселенную.
➖ Неприязнь к прагматичности цивилизации XIX века.
➖ Поиск основ для постхристианской культуры или обновления христианства.

📜 Русский символизм не был ориентирован только на западную литературу и активно искал предшественников в русской традиции. Ближайшие его предтечи — русские поэты второй половины XIX века: Фет, Полонский, Фофанов, Случевский. В некоторых символистах (Федоре Сологубе, Андрее Белом) можно видеть наследников Гоголя и Достоевского.

🌓 Русские символисты разделились на «старший» и «младший» символизм — это скорее два лагеря, чем два поколения, и в 1900-е оба были актуальны. Они очень непохожи — это хорошо видно на схеме, которую предложил А. Ханзен-Леве в книге «Русский символизм» (стр. 13).

Схема, которую предложил А. Ханзен-Леве в книге «Русский символизм»

Телеграм-канал
Level One

Вдохновляющие посты, новые запуски и подарки только для подписчиков

подписаться

История русского символизма (и дальше всего Серебряного века) — это история издательских проектов. Давайте узнаем, какие журналы выходили в то время.

📘 Все началось с выхода в 1894 году сборника под названием «Русские символисты». Никаких русских символистов как группы в это время еще не было: сборник придумал, составил, и написал под разными псевдонимами большую часть стихотворений один двадцатилетний Валерий Брюсов.

🗣 Первые реакции были резко негативными и язвительными, но риск оправдался. За два года вышло три таких альманаха, и к полувымышленному движению стали присоединяться реальные молодые авторы.

📇 Основной площадкой для манифестов, программ, споров о новом искусстве и публикации новаторских произведений стали литературные журналы.

🗞 В Петербурге к 1895 году молодые декаденты «захватили» журнал «Северный вестник», и рупором символизма в литературе и других искусствах стал журнал «Мир искусства» (1898-1904).

📙 Но настоящим прорывом символизм обязан меценатам — Сергею Полякову и Николаю Рябушинскому. Поляков создал издательство «Скорпион» в 1899 г. (просуществует до 1916), объединившее москвичей и петербуржцев. «Скорпион» издавал книги символистов и переводы близких им по духу западных авторов.

📗 В 1904 г. «Скорпион» стал издавать ежемесячный журнал «Весы», которым руководил Брюсов. При поддержке Рябушинского выходил журнал «Золотое руно», который в 1907 году стал полем раздора между старшими и младшими символистами и переориентировался на новое поколение.

📤 Коммерческого успеха модернистская литература никогда не имела, проект держался на личной увлеченности спонсоров. Но в итоге оказалось, что почти вся новаторская и оригинальная русская литература так или иначе прошла через декадентские журналы.

Обложки журнала «Мир искусства» (1898–1904)

Обложки журнала «Весы» (1904–1909)

Узнаем особенности поэзии старших символистов, какие темы она затрагивала и раскрывала.

👥 У старшего поколения нет однозначного лидера-гения. Брюсов был лидером литературного процесса, но в истории литературы старшие символисты остались скорее как ряд равноправных авторов, из которых читатели выбирают близких себе.

❓ Что у них общего?

🗣 В предисловии к «Русским символистам» Брюсов писал:

«Цель символизма — рядом сопоставленных образов как бы загипнотизировать читателя, вызвать в нем известное настроение».

Это настроение, как правило, — уже знакомая нам меланхолия, тоска или смятение героя, который остро чувствует невозможность самореализации.

🔥 У Брюсова, правда, бывает заметно, что влияние действительно меланхоличных Малларме или Метерлинка вступает в противоречие с его собственным яростным темпераментом. Все воспоминания о Брюсове-человеке — властном, контролирующем, упорном «труженике» — подсказывают, что декадентские интонации у него будут звучать иначе, чем у коллег.

📖 И как переводчик Брюсов склонен спрямлять оригинал, объяснять, делать более однозначным. Вот стихотворение о муках нереализованности, по теме близкое к Малларме:

Мучительный дар

И ношусь, крылатый вздох,
Меж землей и небесами.
Е.Баратынский

Мучите
льный дар даровали мне боги,
Поставив меня на таинственной грани.
И вот я блуждаю в безумной тревоге,
И вот я томлюсь от больных ожиданий.

Нездешнего мира мне слышатся звуки,
Шаги эвменид и пророчества ламий...
Но тщетно с мольбой простираю я руки,
Невидимо стены стоят между нами.

Земля мне чужда, небеса недоступны,
Мечты навсегда, навсегда невозможны.
Мои упованья пред небом преступны,
Мои вдохновенья пред небом ничтожны!

🔤 Блуждающий и томящийся герой у Брюсова все же не избегает уверенно повторять «я», «мои», «мне». Он, конечно, ближе к романтическому герою, хотя и попавшему в символистский сюжет.

🌀 Только в начале второй строфы в текст врываются типично символистские странности: нездешний мир, мифические чудовища — и многоточие, которое смягчает чеканный ритм всего текста.

🔎 Читатели сразу заметили «эгоцентричность» старших символистов. Одиночество, изоляция, фиксация на потоке собственных ощущений создают впечатление замкнутого внутреннего пространства.

❤️ Но в символистском тексте всегда будет понятно, что речь не о трагедии отдельной необыкновенной личности, а об универсальном человеческом состоянии: не «необыкновенный я одинок среди обычных людей», а скорее «я, как и каждый человек, обречен на одиночество и потерянность».

Валерий Брюсов (1873 — 1924)

В символистском тексте речь идет не о трагедии отдельной необыкновенной личности, а об универсальном человеческом состоянии. И один из страшных вариантов этой темы раскрыт в стихотворении Зинаиды Гиппиус «Пауки» (1903):

Пауки

Я в тесной келье — в этом мире.
И келья тесная низка.
А в четырех углах — четыре
Неутомимых паука.

Они ловки, жирны и грязны.
И все плетут, плетут, плетут...
И страшен их однообразный
Непрерывающийся труд.

Они четыре паутины
В одну, огромную, сплели.
Гляжу — шевелятся их спины
В зловонно-сумрачной пыли.

Мои глаза — под паутиной.
Она сера, мягка, липка.
И рады радостью звериной
Четыре толстых паука.


☀️ Символистская картина мира не всегда такая жуткая. Константин Бальмонт (1867 — 1942), главный соперник Брюсова, предпочитает картины космического единства, торжества, света.

📖 Достаточно напомнить, что одна из лучших его книг называется «Будем как Солнце» (1903). В светлой версии символистской вселенной читатель попадает в таинственное священнодействие:

Небесная роса

День погас, и ночь пришла.
В чёрной тьме душа светла.
В смерти жизнь, и тает смерть.
Неба гаснущая твердь

Новой вспыхнула красой:
Там серебряной росой,
В самой смерти жизнь любя,
Ночь усыпала себя.

Ходят Ангелы во мгле,
Слёзы счастья шлют земле,
Славят светлого Творца,
Любят, любят без конца.

🌖 Универсальный пейзаж, обычная смена дня и ночи превращаются в ритуал, который примиряет жизнь и смерть в абсолютной любви.

🔮 Ритуалы, реальные и вымышленные — очень важный мотив у русских символистов. Искусство в их понимании должно выполнять ту же роль, что магический или религиозный обряд — включать человека во что-то большее, чем он сам.

Космические масштабы у русских символистов приобретает и их интерес к истории. Давайте узнаем об историософском романе в России.

🗣 В России весь XIX век шли споры о смысле истории, об историческом выборе и путях разных цивилизаций выходили за рамки отвлеченной академической философии истории.

👁 Символисты вопрос об историческом пути России решали на своем языке — то есть искали тайные связи между событиями и историческими персонами и знаки большого замысла в обычной жизни.

📕 Дмитрий Мережковский изобретает историософский роман. В отличие от исторических романов, такое произведение должно дать читателю полную, связную картину всей истории, показать, что она пронизана одними и теми же сверхчеловеческими конфликтами.

📝 Так построена трилогия Мережковского «Христос и Антихрист»: в каждой части речь идет об исторической фигуре — Юлиан Отступник, Леонардо да Винчи, Петр I — но текст далек от литературной биографии.

✍️ Трилогия написана импрессионистически: из коротких сцен, намеков и ассоциаций складывается большой сюжет, о котором сами персонажи могут только догадываться. Это столкновение христианства и язычества как двух «правд», двух мировосприятий, которое, по идее Мережковского, повторяется во всех важных событиях мировой истории.

📚 Романы Мережковского сделали его самым известным на Западе из старших символистов: их поэзия воспринималась в переводах как подражание французам, а историософский роман был принципиально новой идеей.

📖 Давайте прочитаем статью Андрея Белого «Символизм как миропонимание» (1904)

Время прочтения 〰️ 10 минут.

Вернемся к его обсуждению после прочтения.

курс Level One
Как влюбиться в литературу Латинской Америки

Курс лекций о сказочном и иллюзорном мире Маркеса, Борхеса и Кортасара. Расскажем об истории создания книг и поймем, как и почему литература Латинской Америки отличается от европейской. Читать книги заранее не обязательно — мы выберем самые интересные и показательные отрывки.

Сегодня можно купить со скидкой 50%
4800₽ 2400₽
подробнее о курсе
образовательный проект level one
Начните разбираться
в сложных
темах
с самыми вдохновляющими экспертами
Только проверенные лекторы
24 тысячи отзывов
на лекции и практикумы
Вам понравится
4,9 из 5,0
средний рейтинг лекции
Есть из чего выбрать
До 10 разных
вебинаров в день
;