angle-down facebook instagram vkontakte warning

Ханна Арендт

Банальность зла

Арендт попыталась определить природу морального зла на примере идеолога Холокоста — Эйхмана. В этой части изучаем работу «Банальность зла».

Это часть интерактивных уроков, подготовленных образовательной платформой Level One в сотрудничестве с крупнейшими российскими экспертами.
Еще 500 уроков по 15 направлениям, от истории и архитектуры до здоровья и кулинарии на levelvan.ru/plus
посмотреть все уроки
Автор урока
Виктор Горбатов
Тренер по аргументации и критическому мышлению, сооснователь Свободного университета, автор 30 научных статей и 2 учебных пособий по логике

Эту часть мы посвятим самой известной книге Ханны Арент «Банальность зла: Эйхман в Иерусалиме», которая была написана по итогам процесса над Адольфом Эйхманом — немецкая мыслительница присутствовала на нем в качестве корреспондента.

Чтобы понять, каким человеком был Адольф Эйхман, «архитектор Холокоста», посмотрим на его биографию 👇

🇦🇹 Адольф Эйхман родился в Германии в 1906 году, но с детства жил в Австрии.

🤓 Он проучился 4 семестра в Высшем федеральном училище электротехники, машиностроения и строительства в Линце, затем изучал электротехнику в Верхнеавстрийской электрической компании. В 1928 году родители помогли 22-летнему Эйхману устроиться в компанию «Вакуум ойл» разъездным представителем.

📈 В 1932 году Эйхман вступил в австрийскую нацистскую партию и в СС и быстро продвигался в рядах нацистских организаций.

🇩🇪 Из-за преследований полиции Эйхману пришлось перебраться в Германию. Там в 1934 году благодаря случаю он продолжил службу в СД — секретной службе безопасности рейха. Эйхмана определили на работу в картотеку. Здесь его таланты чиновника и умения бюрократа раскрылись в полной мере.

🗃 Перекладывая карточки, Эйхман сделал карьеру — перешел в гестапо, а там его заметил один из главных деятелей Третьего рейха Генрих Гиммлер.

Вот некоторые факты из его послужного списка 👇

🔻С декабря 1939 года Адольф Эйхман стал начальником в Главном управлении имперской безопасности. Он возглавил отдел IV B 4 («отдел Эйхмана» или «еврейский отдел»), который за­ни­мался де­пор­та­ци­ей еврейского на­се­ления в гет­то и кон­цен­тра­ци­он­ные ла­ге­ря.

🔻 В 1942 году вел про­то­кол Ван­зей­ской кон­фе­рен­ции на­ци­ст­ско­го ру­ко­во­дства, на ко­то­рой бы­ла одоб­ре­на про­грам­ма «Окон­ча­тель­но­го ре­ше­ния еврейского во­про­са».

🔻 В 1944 ор­га­ни­зовывал де­пор­та­цию венгерских ев­ре­ев в Ос­вен­цим.

Жизнь после Второй мировой войны, суд и казнь 👇

🇦🇷 В 1945 году Эйхман был аре­сто­ван американскими вой­ска­ми, но смог бе­жать из за­клю­че­ния с под­дель­ны­ми до­ку­мен­та­ми. В 1946—1950-х жил в Гер­мании, в 1950 году че­рез Ита­лию эмиг­ри­ро­вал в Ар­ген­ти­ну, где прожил вместе с семьей 20 лет.

🇮🇱 В 1960 году агенты Службы безопасности Израиля похитили Эйхмана и доставили его в Израиль, где он предстал перед судом.

⚖️ Адольфа Эйхмана допрашивали перед началом суда почти полгода. Он спокойно отвечал на вопросы следователей и бесстрастно раскрыл феноменальную по своей жестокости и обыденности бюрократию массовых убийств.

⚙️ Адольф Эйхман ощущал себя частью огромной машины уничтожения, он понимал, свою роль и ответственность, свое значение. Но кто-то должен был выполнять и такую работу. Все что Эйхман делал, он делал честно, приказы он исполнял профессионально.

⚰️ 15 декабря 1961 года Эйхмана признали виновным в преступлениях против еврейского народа. Он был повешен в полночь с 31 мая на 1 июня 1962 года — это был второй и последний в истории случай применения смертной казни израильским государством.

👨‍👩‍👦‍👦 Эйхман был женат, имел четырех детей, младший сын осудил отца и отрекся от него.

📄 Из стенограммы допросов Адольфа Эйхмана:

— Вы, разумеется, разъясняли ответственным за еврейский вопрос за границей — в оккупированных областях — цели этой «эвакуации»?

— Да, я им говорил, я им это говорил, если они меня спрашивали, почему так делается. Я тогда тоже не лгал. Я человек, который не может лгать. Позвольте мне продолжать. Когда во время моей деятельности в Будапеште ко мне часто приходил д-р Кастнер, представитель евреев Венгрии, он однажды сказал: «Оберштурмбаннфюрер, остановите машину уничтожения в Освенциме, в Освенциме!» Я тогда сказал ему: «Г-н доктор Кастнер, я не могу ее остановить, потому что не я ее запустил. Это может сделать только рейхсфюрер». А он опять говорит: «Остановите машину уничтожения». Я ему: «Господин Кастнер, я не могу, я не могу, я не могу. Я знаю этих людей, я ничего не могу, я... я... это не моя задача, у меня нет прав. Это все равно, что просить вас — остановите. Остановите ее вы, я этого не могу сделать, я слишком маленький человек для этого, у меня нет, у меня нет такой возможности. Они мне никак не подчинены. Машина уничтожения, — сказал я ему, — подчинена главному административно-хозяйственному управлению, обергруппенфюреру Полю». Так я сказал д-ру Кастнеру в Будапеште... И я не... я ведь не сомневался, говорить ли ему — а зачем скрывать? Я во многом виноват, я знаю, господин капитан. Но к убийству евреев я не имел никакого отношения. Я никогда не убивал ни одного еврея, но я не убил и ни одного нееврея — я вообще не убил ни одного человека. И я никогда не давал приказа убить еврея или приказа убить нееврея, этого тоже не было.

Телеграм-канал
Level One

Вдохновляющие посты, новые запуски и подарки только для подписчиков

подписаться

Адольф Эйхман во время суда в Иерусалиме в 1961 году

«Банальность зла» — попытка ответить на вопрос о природе морального зла. Особенно тех его форм, в которых оно проявилось в 20 веке — о природе насилия, Холокоста, войны, геноцида, концентрационных лагерей.

⚙️ Эйхман был лишь исполнителем. Арендт пришла к выводу, что в условиях «морального коллапса целой нации» виновниками и участниками массовых убийств оказываются не только «сверхзлодеи», но и самые обыкновенные, заурядные люди. Адольф Эйхман не был основным идеологом Холокоста. Он был недалеким, исполнительным и зацикленным на своей карьере винтиком тоталитарной машины. Арендт убеждена, что Эйхман был всего лишь исполнителем. Это и есть главная причина зла. Это заявление встретило непонимание и широкую критику, некоторым показалось, что она пыталась оправдать рядовых исполнителей. Но утверждая, что Эйхман не чудовище, а умный, честный и совестливый человек, она не пыталась его оправдать. Арендт видит большую разницу между «понять» и «простить», она считает, что «простить» Эйхмана никак нельзя.

🗣 «Полдюжины психиатров признали его „нормальным“. Во всяком случае, куда более нормальным, чем был я после того, как с ним побеседовал! — воскликнул один из них».

🙌🏼 Он хотел хорошо делать свою работу. По оценке Арендт, Эйхман не был ни психопатом, ни чудовищем. Он был невероятно нормальным человеком, а его действия, обернувшиеся гибелью миллионов людей, стали следствием желания хорошо сделать свою работу. Тот факт, что эта работа заключалась в организации массовых убийств, имел второстепенное значение.

🗣 «Что бы он ни писал в своих мемуарах в Аргентине и в Иерусалиме, что бы он ни произносил во время предварительного следствия и в суде, он использовал одни и те же слова. И чем дольше вы его слушали, тем становилось более понятным, что его неспособность выразить свою мысль напрямую связана с его неспособностью мыслить, а именно неспособностью оценивать ситуацию с иной, отличной от собственной точки зрения. Общение было для него невозможным, и не потому, что он лгал и изворачивался, а потому, что был окружен самой надежной защитой от слов и самого присутствия другого человека, а значит — от действительности как таковой».

🤯 В 20 веке одной из главных причин зла стала рациональность людей. Арендт склонна думать, что разум, как таковой, обвинять не стоит. Но надо заметить, что в 20 веке возобладала странная форма разумности — операциональное употребление разума. Не задаваясь вопросом «зачем», люди просто пытаются максимально разумно найти решение «как».

🗣 «Стоит низвести смыслы до целей, как и сами цели оказываются под угрозой, поскольку никто больше не понимает различия между смыслом и целью, и, в конце концов, цели низводятся до средств».

🧠 Операциональное употребление разума и публичное его использование. Страшная правда заключается в том, что если разум сводится до уровня средства, превращается в инструмент, он может обслуживать любую цель, как хорошую, так и дурную. Нам нужна более глубокая форма разума, связанная с постановкой правильных целей, а это требует от человека мыслить своим умом, проживать свою жизнь, занимать активную позицию — все это Арендт называет, используя слова Канта, публичным применением разума.

➡️ Есть только одно противоядие от универсального зла — способность думать.

Ханна Арендт была убеждена, что тоталитаризм — продукт не только насилия, но и особого типа мышления.

🤯 Тоталитаризм создается сочетанием репрессий и внутреннего самопринуждения людей, «тирании логичности». Этой «тирании логичности» человек передоверяет производство своих мыслей — так он предает свою внутреннюю свободу.

🗣 «Тирания логичности начинается с подчинения ума логике как некоему бесконечному процессу, которому человек может доверить производство своих мыслей. Этим актом подчинения человек предает свою внутреннюю свободу, так же как он отрекается от свободы передвижения, когда покоряется внешней тирании».

📣 Изобретенная доктором Геббельсом, машина пропаганды успешно внедряла в массовое сознание любые идеи, которые были нужны нацистскому правительству: «чем чудовищнее ложь, тем охотнее в нее верят». Ведь любая идея становится «реальной», когда множество людей ее разделяют и действуют сообразно ей.

🗣 «Тоталитарные системы в целом доказывают, что можно действовать, основываясь на любой гипотезе, и что в ходе внутренне согласованных действий эта гипотеза станет истинной, превратится в подлинную, фактическую действительность. Предпосылка, стоящая за внутренне согласованным действием, может быть сколь угодно безумной; в конце концов она все равно приведет к появлению фактов, которые станут „объективно“ истинными».

❓Ханна Арендт задается вопросом: неужели немцы не испытывали моральных сомнений? Неужели они не пытались применить кантовский категорический императив, чтобы дать самим себе честный ответ о том, действительно ли является нормальным все происходящее вокруг? Ведь это так просто: «поступай так, чтобы максима твоего поступка могла стать всеобщим законом». Парадокс заключается в том, что в головах рядовых граждан эта простая моральная формула оказалась заменена другой, внешне похожей. После бесед с Эйхманом Ханна Арендт напишет:

🗣 «В это „время узаконенных государством преступлений“, как он сам теперь его называл, он не просто отбросил кантианскую формулировку как неприменимую более — он ее изменил, и теперь она звучала следующим образом: „Поступай так, чтобы нормы твоих поступков были такими же, как у тех, кто пишет законы, или у самих законов твоей страны“. Здесь следует вспомнить формулировку „категорического императива Третьего рейха“, сделанную Гансом Франком, — Эйхман вполне мог ее знать: „Поступай так, чтобы фюрер, узнав о твоих поступках, мог тебя за них похвалить“».

курс Level One
Философия для жизни: как найти опору в сложные времена

Практический курс из 4 лекций о том, как сохранить себя в стремительно меняющемся мире. С помощью многовекового опыта философов научимся справляться с событиями современности и искать силы и поддержку в самом себе. Курс поможет задуматься о смысле жизни, примириться с абсурдом и посмотреть в лицо своим страхам.

Сегодня можно купить со скидкой 50%
2900₽ 1450₽
подробнее о курсе
образовательный проект level one
Начните разбираться
в сложных
темах
с самыми вдохновляющими экспертами
Только проверенные лекторы
23 тысячи отзывов
на лекции и практикумы
Вам понравится
4,9 из 5,0
средний рейтинг лекции
Есть из чего выбрать
До 10 разных
вебинаров в день
;