angle-down facebook instagram vkontakte warning

Как не бояться авангардистов

Знакомство с авангардом и музыкой Штокхаузена

Иногда музыка — это не про эмоции. Узнаем, как исследовал звук Штокхаузен, что изобрели авангардисты и чем отличаются две волны авангарда 20 века.

Это часть интерактивных уроков, подготовленных образовательной платформой Level One в сотрудничестве с крупнейшими российскими экспертами.
Еще 500 уроков по 15 направлениям, от истории и архитектуры до здоровья и кулинарии на levelvan.ru/plus
посмотреть все уроки
Автор урока
Ляля Кандаурова
Скрипачка, ведущая десятка авторских курсов по классической музыке, автор книги «Полчаса музыки»

Этот урок мы посвятим бесстрашной вылазке на территорию звуковых чудес, странностей и возмутительностей. Давайте составим памятку путешественника, которая поможет нам передвигаться по ней без смущения.

🧐 Как странно звучит! Разве это музыка?

Понятие «музыка» куда шире и старше, чем то, что мы привыкли обозначать этим словом. Первые нотированные тексты относятся примерно к 11 веку — то есть европейской профессиональной музыке как минимум тысяча лет. А еще миллионы терабайт музыки не относятся к традиции «европейского профессионального»: сибирское или тибетское горловое пение, азербайджанский мугам, индийская рага, грузинская полифония, японская традиционная музыка со своими «поющими колодцами».

😳 И что, «поющие колодцы» — тоже музыка?

Да. Нам некомфортно это признавать, но музыка Европы — микроскопический кусочек колоссального пирога. Еще сложнее осознать, что в этом «европейском» кусочке есть только крошечная прослойка — с 17 по конец 19 века, триста кротких лет, — когда музыка стремилась к передаче эмоций: к тому, чтобы сделать слушателю «грустно» или «весело».

⌛️ А кроме этих трехсот лет?

Исторически, в основной своей массе музыка совершенно не стремится выражать человеческие чувства. Быть в мажоре или миноре. Быть «красивой». Иметь мелодию. И это не придумали в 20 веке: так было и тысячу, и пятьсот лет назад в европейской и русской музыке, так было всегда в музыке других континентов. В течение столетий до начала барокко и спустя почти 150 лет после окончания эпохи романтизма музыка занималась, вообще-то, совершенно другими вещами.

🤯 Но какими же? Зачем создавать музыку, если она не про эмоции?

Целей может быть очень много. Музыка может обращаться к состояниям и процессам, находящимся за пределами опыта человека. Исследовать свойства звука и физическое время. Быть отражением абстрактной философской идеи. Стараться предположить, каким может быть звуковой мир нечеловеческих существ.

🙄 Интересно! А с мелодией все это сделать нельзя?

Бессмысленно оценивать новую музыку как плохую или хорошую по степени ее приближения к Чайковскому. Это все равно что, поехав в дальнюю экзотическую страну, считать ее хорошей или плохой по наличию берез и сосен — зачем тогда было уезжать? Чайковский не делается ни хуже, ни дальше от нас, когда в нашей жизни появляется новый слуховой опыт. Наоборот: мы становимся богаче и опытнее, «объездив» весь музыкальный мир.

✍️ А резюме?

Ставим на паузу привычную систему оценок. Готовимся испытать что-то новое и удивляться. Находим красоту в инаковости — это необычайно приятно.

Что такое авангард?

✍️ «Авангард» — проблемный и размытый термин. Мы можем пользоваться им в двух значениях: общем и специальном.

💂‍♂️ Слово «авангард» пришло из военной терминологии: это значит «передовой отряд». По определению, авангард — художественная философия, построенная на новизне, поиске, отвержении старого, революции. Если пользоваться словом «авангард» в общем смысле, то справедливо будет назвать «авангардистами» Монтеверди, Глюка, Бетховена, Вагнера, Скрябина. Почему? Все эти авторы радикально перепридумали современную им музыку. Им не хватало языковых средств, что были в их распоряжении, и они искали — и находили — новые.

⌛️ Важный момент: нам может казаться, что «классическая» классическая музыка — приятная и понятная, те самые триста лет от начала 17 до конца 19 века, — однородна, и в этой однородности находится на одном полюсе, а «сложный» и «страшный» авангард — на другом. Надо понимать, что для Пёрселла (17 век) стала бы шоком музыка Моцарта (18 век). А для Моцарта обескураживающе авангардно прозвучал был Чайковский (19 век).

😳 Да что там Чайковский — мы помним, как реагировала публика, привыкшая к языку 18 века, на бетховенскую Третью симфонию! Поэтому справедливо будет сказать, что свой «авангард», звучавший «возмутительно» и «уничтожавший классическую культуру», был абсолютно в каждом столетии: так устроено искусство.

💡Но все-таки в 2020 году мы называем Бетховена авангардистом лишь в кавычках. Все потому, что учиненная им революция больше не вызывает у нас эстетического шока: с момента смерти Бетховена прошло двести лет, прокатилось несколько последующих волн новаций. «Авангардом» в узком, специальном смысле принято называть последнюю из них, случившуюся в 20 веке.

📝 В русском музыковедении принято считать, что эта волна имела две фазы. Крупный российский ученый Юрий Холопов предложил схему, которую просто запомнить: представим две большие ступени — назовем их авангард I и авангард II — совпавшие с окончаниями Мировых войн. Так, первый всплеск авангардных явлений — конец 1910-х- и начало 1920-х годов. Второй — конец 1940-х и начало 1950-х. Эта схема, как все схемы, немного условна (например, она здорово работает в Европе, но хуже — в США, на территории которых войны не было), но в то же время логична и помогает ориентироваться.

〰️ Две эти волны взаимосвязаны, вторая продолжала и расширяла искания первой. Их составляют десятки авторов, языки которых различны. Их объединяет одно: начиная с 1920-х годов 20 века композиторы отказываются от музыкальной грамматики, где в течение трехсот лет между звуками существовала субординация — главный-неглавный, устойчивый-неустойчивый. Авангард предлагает нам новые звуковые отношения, где все звуки уравнены в правах: нет «центра» и «периферии». Именно поэтому музыка 20 века так отличается от условного Шопена.

🚀 Более того, мы привыкли, что главный «параметр» музыки — это мелодия. Действительно, для нас «знать» или «запомнить» музыку — значит напеть ее, воспроизвести ее мотив. Авангард предлагает нам новый взгляд на это: а что, если таким же важным параметром, как мелодия, будет ритм? А если на роль «мелодии» начнет претендовать тембр — то есть звуковая краска? А если — способ воспроизведения звука? Наверное, каждый, хотя бы в детстве, мечтал выйти за пределы законов физики: слушать глазами, видеть ушами, не чувствовать гравитации, перемещаться во времени. Авангард предлагает нам именно это — только в области искусства.

Телеграм-канал
Level One

Вдохновляющие посты, новые запуски и подарки только для подписчиков

подписаться

Наш первый пример интересной музыки 20 века — композитор, ассоциирующийся у многих с самим понятием «авангард». Это великий визионер и немножко инопланетянин Карлхайнц Штокхаузен.

🙋‍♂️ Штокхаузен — одно из главных имен авангарда-II. Если первая авангардная волна 1920-х занималась формулированием тех самых новых отношений между звуками, о которых мы говорили, одна из черт послевоенного авангарда — изобретать уже сам звук, услышать что-то, что невозможно в ежедневно наблюдаемом нами физическом мире. Именно это позволяет сделать нам музыка Штокхаузена.

👪 Штокхаузен принадлежит особому поколению: не воевавшему, но травмированному войной. Очень многие художники — его ровесники решили посвятить свою жизнь именно поиску нового в искусстве. Он родился недалеко от Кёльна в 1928; когда закончилась война, ему было 17 лет. Отец Штокхаузена пропал без вести на фронте в 1945, мать оказалась в клинике для душевнобольных еще в 1941 и была подвергнута эвтаназии (эта практика недолго существовала в Германии при Гитлере).

🎓 Штокхаузен работал тапёром, сторожем, чернорабочим. Он окончил высшую музыкальную школу в Кёльне, а также имел степень по филологии и философии; занимался информатикой в Бонне, а потом приехал в Париж, где начал экспериментировать в студии электронной музыки. Начиная с 1950-х, Штокхаузен встал на путь неистощимой новации, изобретательности и выдумки — и триумфально шел по нему до своей смерти в 2007 году, постоянно меняя музыкальный язык.

🔊 Давайте послушаем первую экстраординарную работу, с которой, как считается, ведет свою историю электронная музыка: академическая, андеграундная, клубная, — любая. Это сочинение было создано Штокхаузеном в 1956 году; оно называется «Песнь отроков».

🔥 Речь здесь о ветхозаветной истории про трех иудейских мальчиков, которых приказал бросить в печь ассирийский царь Навуходоносор за отказ поклониться идолу. Слуги царя разожгли огонь, который пожирал даже тех из них, кто по неосторожности стоял близко к печи.

👼 Однако «...Ангел Господень сошел в печь (...) и выбросил пламень огня из печи, и сделал, что в средине печи был как бы шумящий влажный ветер, и огонь нисколько не прикоснулся к ним, и не повредил им, и не смутил их. Тогда сии трое, как бы одними устами, воспели в печи, и благословили и прославили Бога: „Благословен Ты, Господи Боже отцов наших, и хвальный, и превозносимый вовеки, и благословенно имя славы Твоей, святое и прехвальное и превозносимое вовеки”» (Книга пророка Даниила, 46-52).

🙇‍♂️ Штокхаузен записал пение 12-летнего мальчика, обработав его и соединив с электронными звуками нескольких видов. Он провел ювелирную работу, сопоставив элементы человеческого пения — гласные, разные виды согласных звуков, тембровую краску мальчишеского голоса — с электронными звуковыми событиями: шумовыми волнами, внезапными «взрывными» импульсами, переливами.

🎧 Послушайте (в наушниках!) эти 13 минут пения на ангельском языке: иногда голос мальчика растворяется в звуковом море, иногда электронный звук воссоздает какой-то лепет, похожий на человеческий. Это очень странный и совершенно небывалый опыт — как и то, что испытали, наверное, юные Анания, Азария и Мисаил среди «шумящего влажного ветра» в пламени.

⚡️ Аудио-пример: https://yadi.sk/i/2wE6aHztF-7DoA
⏱ Время прослушивания: 13 минут

🎙 Интересно, что это — также один из первых в истории опытов пространственной музыки: в авторской версии звук был пятиканальный, некоторые динамики были статичны, а некоторые — двигались!

🎞 А вот — уже гораздо более поздний видео-вариант для тех, кому хочется посмотреть на Карлхайнца Штокхаузена.

Видео-пример: https://yadi.sk/i/IwUPBGUvQxt4ug
⏱ Время просмотра: 14 минут

1, 2. Карлхайнц Штокзаузен
3. «Отроки в пещи огненной», православная икона, конец 15 века

В 1960-е Штокхаузен начинает интересоваться музыкальным временем. Что это значит?

📐 Мы привыкли, что «сюжет» в музыке развивается от начала к неизбежному финалу; каждый следующий момент, этап, раздел — результат уже бывшего, а венчает все некий конец — делу венец. Таким же мы представляем себе литературное время (детство — отрочество — юность и т.д.) или время нашей жизни (каждый день от утра к вечеру, путь от рождения к смерти): как некую линейку с нанесенными на нее делениями.

🌀 А что если музыкальное время может не подчиняться этим законам, не развиваться «горизонтально»? Штокхаузен задумал небывалое: такую музыкальную форму, которая будет спорить с нашим представлением о времени. В ней не будет тезисов и разработок. Не будет выводов и эпилогов. Не будет даже «было» и «будет», а только беспредельное «теперь».

Он назвал это «момент-формой». Такой формой, где уничтожено время. «...вплоть до вневременности, которую я называю (...) вечностью. Она наступает не с концом времени, но достижима в любой момент», — писал Штокхаузен. Прежде, чем читать дальше, подумайте — как бы вы решили в музыке такую проблему на его месте?

🔊 Для начала Штокхаузен взял один звук и решил посмотреть, что происходит в нем не «по горизонтали» (во времени) а, так сказать, «по вертикали»: какова сама структура звука? Когда мы слышим ноту, взятую, например, щипком на гитаре, она состоит из слышимого звука (его мы можем спеть) и бесконечного «столба» неслышимых частот — обертонов.

👂 Ухо человека не ощущает эти частоты как обладающие звучанием, но обертоны очень важны: они придают гитаре ее неповторимый «гитарный» тембр. Это из-за обертонов мы различаем голоса инструментов и людей, или можем определить, вилкой или деревянной палочкой ударили по стеклу. Так, каждый музыкальный звук — «пучок» частот; беря на фортепиано «до», мы, на самом деле, приводим в действие сразу множество звуков.

🗣 Штокхаузен взял эти «спрятанные» в одной ноте звуки и раздал их шести голосам: трем мужским и трем женским. Получившийся аккорд этот секстет… тянет в течение 70 минут. Однообразно? О, нет. Штокхаузен бесконечно меняет способ артикуляции — вокалисты поют разные гласные, произносят лепечущие слоги на каком-то младенческом праязыке, бесконечно обновляя аккорд — являющийся, как мы помним, на самом деле вообще «вертикальным срезом» одной-единственной ноты.

🙏 Кроме того, в опусе звучат стихи Штокхаузена, а главное — певцы выкликают имена богов в разных религиях; языческих и монотеистических, современных и мертвых, от Древней Греции до Полинезии. Получается род вселенского молебна: вне измерения времени, как будто не было никакого чередования цивилизационных ступеней, молятся викинги и мусульмане, шумеры и протестанты, африканские племена и иудеи.

→ Вот как это выглядит.

⚡️ Видео-пример: https://yadi.sk/i/Ic0aijGy6NdKgw
⏱ Время просмотра: 4 минуты

🌊 Это работа 1968 года, вокальный секстет Stimmung (нем. «настройка» или «настроение»). Stimmung надо один раз послушать целиком. С одной стороны, это — идеальный опус 1960-х: тут слышны отзвуки электронной и психоделической революций, бушевавших в музыке в то время. С другой — универсальное откровение, где к балансу приведены доцивилизационная фольклорная, сакральная и профессиональная традиции. Stimmung — музыка в самом чистом и обобщенном смысле, и она правда вне времени: погружаться в Stimmung можно как в реку — с любого места.

→ Например, отсюда: послушайте, сколько захочется. Поет ансамбль Theatre of voices.

Аудио-пример: https://yadi.sk/i/nr_C5U_UhxMlqQ

курс Level One
Как устроена музыка

Курс из 5 лекций, который поможет взглянуть на музыку с научной точки зрения. Дадим ответы на «простые вопросы»: как устроены ноты, аккорды и тональности и почему одна музыка нам нравится, а другая — вызывает дискомфорт. А заодно поймем, что общего у Пифагора, Баха и Моргенштерна, и какой будет музыка будущего.

Сегодня можно купить со скидкой 50%
3500₽ 1750₽
подробнее о курсе
образовательный проект level one
Начните разбираться
в сложных
темах
с самыми вдохновляющими экспертами
Только проверенные лекторы
23 тысячи отзывов
на лекции и практикумы
Вам понравится
4,9 из 5,0
средний рейтинг лекции
Есть из чего выбрать
До 10 разных
вебинаров в день
;